Выдержат ли высотки Таджикистана землетрясения?

Ровно 70 лет назад в Таджикистане был образован Институт сейсмологии.

О деятельности таджикских сейсмологов, о том, почему в Таджикистане так часто случаются землетрясения и насколько надежны строящиеся в стране высотки рассказывает директор Института геологии, сейсмостойкого строительства и сейсмологии АН РТ, Пулод Аминзода.

– Расскажите вкратце об истории и деятельности Института сейсмологии?

– Институт сейсмологии был организован в 1951 году на базе Геофизического сектора Таджикского филиала АН СССР и трех сейсмических станций: «Душанбе», «Куляб» и «Обигарм». Его открытие ознаменовало важную веху в развитии сейсмологической науки в Таджикистане.

В связи с намеченной широкой програм­мой строительства в Таджикистане крупных гидротехнических сооружений и других на­роднохозяйственных объектов Южно-Тад­жикского территориально-производственного комплекса была поставлена задача сейсмологического районирования бассейна реки Вахш и Гиссарской долины. С этой целью в середи­не 50-х гг. здесь была организована густая сеть сейсмических станций, оснащённых высоко­чувствительной аппаратурой, что позволило в короткий срок получить значительный объём материала для научных исследований. Важны­ми результатами исследований сейсмологов явилась разработка методики количественной оценки сейсмической опасности и существен­ное совершенствование методики сейсморайонирования, широко применявшейся затем и в других сейсмоактивных районах СССР.

Выдержат ли высотки Таджикистана землетрясения?
Пулод Аминзода

В 1958г. Институт сейсмологии был преобразован в Институт сейсмостойкого строительства и сейсмологии АН Таджикской ССР (ТИССС). В нем открылись новые научные секторы по изучению сейсмостойкости сооружений.

Выполненные институтом работы были востребованы при решении проблем обеспечения сейсмостойкости плотины Нурекской ГЭС. Успешно проводится комплекс исследований сейсмостойкости будущей плотины Рогунской ГЭС и других гидротехнических сооружений, работы по сейсмическому микрорайонированию городов и населённых пунктов республики.

4 февраля 2011 года постановлением Правительства Институт геологии и Институт сейсмостойкого строительства и сейсмологии были объединены в Институт геологии, сейсмостойкого строительства и сейсмологии АН РТ.

После объединения ряд направлений, которые имели совместный характер, стали работать более плодотворно.

Наш Институт сегодня является ведущей организацией республики по научным исследованиям геологического строения и полезных ископаемых, сейсмологии и сейсмостойкого строительства и призван решать как фундаментальные, так и прикладные задачи. Основной задачей института является разработка методов и рекомендаций по освоению минеральных богатств Таджикистана, снижению сейсмического риска и обеспечению сейсмической безопасности населения.

В настоящее время институт состоит из 10 научно-исследовательских лабораторий. Здесь функционируют также 4 дополнительные вспомогательные группы: служба сейсмического мониторинга, около 50 сейсмических станций, расположенных на всей территории республики; группа анализа физико-химических методов; группа геоинформационных технологий; геологический музей.

По сейсмологии – кроме выполнения рутинной работы – мониторинга землетрясений, обработки и анализа регистрируемых данных, за последние 10 лет серьезно работаем над оценкой сейсмической опасности, то есть, прогнозированием возможных землетрясений.

– Как обстоит вопрос с финансированием Института, в целом сейсмологической службы? Какая средняя зарплата в Институте сейсмологии?

– Сказать, что мы бедные, не можем. Все, что предусмотрено из бюджета, выделяется. Остальное – в наших руках. У нас есть возможность работать по международным грантам, хоздоговорам. Например, сравнительно недавно мы получили грант Всемирного Банка для поставки цифрового оборудования. Три с лишним года выделял грант в проект по изучению землетрясений в Центральной Азии Международный научно-технический центр.

Есть улучшения и по заработной плате сотрудников. Так, буквально на прошлой неделе, было объявлено о повышении зарплаты для ряда категорий. Например, старший лаборант с высшим образованием будет получать не менее 2 тысяч сомони. В нынешних условиях, думаю, это хорошая зарплата.

– Можно ли сегодня заранее рассчитать, где в республике и с какой силой могут произойти землетрясения?

– С точностью до дня и часа – пока, к сожалению, нет. Но данные о землетрясениях за несколько столетий, собранные таджикскими сейсмологами, позволили выявить определенные закономерности их происхождения. Так, при проектировании сейсмокарт мы учитываем землетрясения, происходившие в регионе 100, 500, 1000 лет назад и так далее, ссылаясь на теории, основанные на анализе повторяемости сильных землетрясений. Есть другие данные, в том числе геологического характера, позволяющие прогнозировать возможные землетрясения в той или иной части республики.

– Правда ли, что страны Центральной Азии ожидает сильный всплеск сейсмической активности, который может привести к серьезным разрушениям?

– Такие прогнозы были озвучены сейсмологами стран СНГ еще в середине 90-х годов. Но сейчас эти оценки устарели. Наука не стоит на месте, появляются новые данные, новые результаты исследований. Вместе с тем, вместо старых зданий все больше строятся крепкие, сейсмостойкие объекты. И пока нет убедительных доказательств того, что нас ждут разрушительные землетрясения. 

– По какой причине в Таджикистане часто происходят землетрясения?

– Как известно, практически вся территория Таджикистана относится к одной из самых высокосейсмичных районов нашей планеты. 50 процентов территории страны – это 9 бальная сейсмическая зона, 38% – 8 бальная и 12% – 7 бальная зона.

За последние 100 лет здесь произошло множество землетрясений, три из которых были крупными и привели к серьезным последствиям, это землетрясения в 1911 году в Сарезе, 1949 году в Хоите и 1989 году в Шароре.

Выдержат ли высотки Таджикистана землетрясения?
Снимок Карта сейсмогенных зон РТ

В сфере сейсмологии у нас в стране существуют две основные причины возникновения землетрясений. Первая причина обосновывается тем, что горнообразовательные процессы у нас достаточно активны. Вся территория нашей страны входит в состав так называемого Альпийско-Гималайского сейсмического пояса. В пределах этой полосы могут появляться очаги землетрясений.

А вторая причина заключена в том, что здесь существуют разломы земной коры. Медленное движение земной коры проистекает в виде постепенных и достаточно незаметных человеческому глазу ее деформаций, а в результате резких сдвигов земной коры возникают так называемые сейсмические волны, которые людьми воспринимаются как землетрясения.

– В последние месяцы в восточных районах страны прошла серия достаточно сильных землетрясений. О чем может свидетельствовать несколько землетрясений за короткое время?

– Официально в нашей стране ежегодно регистрируются до 25 тысяч землетрясений. Большая часть из них ощущается только приборами. Главное – мы оценили их силу, примерно знаем, где произойдут подземные толчки. Люди должны понимать, что землетрясения происходили и будут происходить. Населению нужно быть готовым к тому, что в любой момент в местности, где они живут, могут произойти землетрясения.

Касательно серии землетрясения в определенной местности, у сейсмологов есть положительное заключение – чем больше несильных толчков в одной местности, тем лучше. Это значит, что энергия, исходящая из-под земли, вырывается наружу частями.   

– Сейчас в нашей республике идет настоящий строительный бум. Насколько безопасно строительство высоток? Есть ли какие-либо ограничения?

– В принципе, как мы видим, исходя из технический достижений в строительстве, сегодня нет серьезных ограничений по высоте строящихся объектов. Примеры тому – строящееся 30-этажное здание Службы связи в Душанбе, или же комплекс “Независимость и Свобода”, высота которого составляет 121 метр.

– Та скорость, с какой возводятся новые сооружения, вызывает опасения среди населения. Не нарушаются ли при этом строительные нормы и правила (СНиП)?

– Стандарты – это не догма. С развитием науки, технологий, меняются и прежние понятия, правила, стандарты. Например, по сейсмостойкому строительству нормы за последние 60 лет менялись 10 раз. На счет быстроты строительства домов – действительно, раньше на это уходило больше времени. Сейчас строят по-другому. Нет необходимости заполнять котлованы водой, уплотнять грунт. Появились другие технологии, другая строительная техника. В целом, нынешние дома намного безопаснее тех, что строились, скажем лет 30 или 70 назад.

– Какие органы должны осуществлять контроль за строительством объектов на предмет сейсмобезопасности?

– Ни одно здание или сооружение на территории республики не может быть построено без утверждения и надзора государственных органов республики, Комитет по строительству и архитектуре при Правительстве РТ, органами технического надзора в области строительства. Сотрудники нашего института постоянно подключаются в работы этих органов и дают свои оценки по сейсмобезопасности строящихся объектов.

Порядок соблюдения требований сейсмобезопасности строительных работ подкреплён и на законодательном уровне: Законом РТ “О Порядке осуществления государственного контроля над соблюдением законодательства о градостроительстве”, Градиостроительным кодексом РТ и другими законами и постановлениями.

Выдержат ли высотки Таджикистана землетрясения?
Работа сейсмологов на Нурекской ГЭС

Хочу особо отметить, что не только государство, но и сами граждане должны заботиться о безопасности своего жилища. Основным правилом для сохранения человеческих жизней и имущества при этом является правильная постройка домов – сейсмически устойчивых. К сожалению, как показывают результаты обследований, особенно в сельской местности, многие жители не заботятся о своей жизни, думают, что при землетрясении беда их минует. Такая беспечность непозволительна. Мы не раз становились свидетелями того, что большинство разрушенных домов не имели даже обычного фундамента, стены не были укреплены, дома были построены в непригодных для этого землях. Я не могу принять те оправдания, что нет средств для строительства крепкого дома. Чтобы построить сейсмобезопасный дом не нужно больших денег. У нас есть богатый опыт предков, когда здания, построенные из обычной глины и камня, стоят столетия. И потом: жизнь человека – дороже всего.

– Сотрудничаете ли вы с коллегами из соседних, других стран, при составлении прогнозов?

– Конечно же, мы ведем сотрудничество с нашими коллегами из ближнего и дальнего зарубежья уже долгое время. Сейчас работаем над расширением сети сейсмостанций и обновлением оборудования. В этом направлении наш институт стал участником крупного проекта, охватывающего Центральную Азию и Кавказ. Создаваемая цифровая сеть сейсмических станций – основа для международного сотрудничества. В ближайшее время у нас появятся новые возможности в исследованиях и сотрудничестве между специалистами стран сейсмически активных регионов.

Все результаты нашей работы открыты, ими могут пользоваться все желающие специалисты. Результаты исследований по мониторингу публикуются в ежегодном сборнике «Землетрясения Северной Евразии» в соответствии с межправительственным соглашением стран СНГ, а также в изданиях АН Таджикистана. Первичные данные сети доступны всем заинтересованным лицам благодаря сотрудничеству с проектом IRIS – объединенных исследовательских институтов сейсмологии.

Наша задача – расширить и довести систему сейсмонаблюдений до современного уровня развития сейсмометрических технологий.  

Ученые вынуждены признать, что главная задача сейсмологии еще не решена. Но редкие точные прогнозы вселяют надежду, что в недалеком будущем люди научатся достойно встречать одно из самых грозных проявлений силы природы.

Подготовил Асад Бехруз

Аминзода Пулод (Ясунов Пулат Аминович)
Кандидат технических наук. Директор Института геологии, сейсмостойкого строительства и сейсмологии (ИГССС) АН РТ.

Родился 12 января 1960 года.

В 1982г. закончил Таджикский политехнический институт, факультет ПГС.

С 1982г. – сотрудник Института геологии, сейсмостойкого строительства и сейсмологии АН РТ (ранее ТИССС АН РТ) с перерывом 1984-1987г. на учебу в аспирантуре ЦНИИСК им.Кучеренко, Москва, отдел сейсмостойкости сооружений.

Работал на различных должностях, с января 2019 года – директор данного Института.

Основная деятельность – исследования в области сейсмостойкого строительства, обработка данных сильных движений, практические работы в области оценки сейсмической уязвимости и сейсмического риска, разработка рекомендаций по усилению и восстановлению зданий и сооружений, экспертиза рабочих проектов строительства и реконструкции, развитие инженерных методов расчета.

Эксперт Госэкспертизы проектов строительства Комитета по архитектуре и строительству при Правительстве Республики Таджикистан.

За заслуги перед страной награжден медалью “Хизмати шоиста”, другими государственными и международными наградами.

Оцените статью:

Выдержат ли высотки Таджикистана землетрясения? Ровно 70 лет назад в Таджикистане был образован Институт сейсмологии. О деятельности таджикских сейсмологов, о том, почему в Таджикистане так часто случаются землетрясения и насколько надежны строящиеся в стране высотки рассказывает директор Института геологии, сейсмостойкого строительства и сейсмологии АН РТ, Пулод Аминзода. – Расскажите вкратце об истории и деятельности Института сейсмологии? – Институт сейсмологии был […]
2.71 1 5 7
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *