«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…»

Про введение «налога на Гугл» в Таджикистане пишут практически все СМИ страны. Выдержки из принятого закона публиковались и продолжают публиковаться постоянно. Часть экспертов пугают неизбежным цифровым Апокалипсисом, другая часть пытается убедить всех в том, что ничего сверх естественного не происходит и в нашей стране просто идет внедрение общемировой практики налогообложения. Кто из них был прав, а кто заблуждался и, возможно, глубоко и безнадежно, покажет время.

А пока 16 января 2021 года уже наступило, возможно, разделив «цифровую жизнь» в Таджикистане на «до» и «после». 

Главными, пожалуй, всех таджикистанцев является ощущение неопределенности и огромное количество вопросов, остающихся пока, увы, без внятных и честных ответов.

 Проблемы с доступом к интернету и самым популярным социальным сетям, непонятные задержки при отправке сообщений в мессенджерах и многие другие «странности» цифрового мира нашей страны – это что? «Первые ласточки» и впереди всех нас ждут неприятные сюрпризы? Или случайное совпадение и, как говорится, все будет хорошо? Чего ожидать в ближайшее время? А в перспективе?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Если вкратце о вопросах, то практически отсутствуют в связи со ставкой и временем уплаты: 18%, установленные частью 1 статьи 181 НК РТ, которые уплачивается в период подачи налоговой декларации.

Вопросы возникают и в связи с определением места оказания электронных услуг.

Для целей налогообложения местом оказания услуг будут считать Таджикистан, если в отношении покупателя выполняется хотя бы одно условие:

– место жительства – Республика Таджикистан;

– организация, через которую покупатель производит оплату (например, банк), находится на территории Республики Таджикистан;

– сетевой адрес компьютера, ноутбука, мобильного телефона или другого гаджета, используемый покупателем при приобретении услуг, зарегистрирован в Республике Таджикистан;

– телефонный номер покупателя, который он указывает при осуществлении он-лайн покупки, содержит международный код нашей страны – +992, а следовательно является номером одного из операторов связи Республики Таджикистан.

Подкупает кажущейся простым и пункт 1 статьи Статья 193(1), который определяет в качестве налогоплательщиков иностранных лиц, которые оказывают сами или через посредников электронные услуги физическим лицам в нашей стране.

Однако, «дьявол кроется в деталях». Каких же именно?

Налоговые агенты

Налоговыми агентами являются все юридические лица (государственные и частные – коммерческие, некоммерческие, общественные) и индивидуальные предприниматели нашей страны, которые покупают электронные услуги. То есть именно на них согласно Статье 13 НК РТ возложена обязанность расчёта суммы налогов, удержания ее у иностранных лиц, которые оказывают электронные услуги, и перечисления в государственный бюджет. Естественно, все это нужно сделать правильно и своевременно. При этом по каждому налогоплательщику необходимо вести учет доходов и налогов отдельно.

Однако, чтобы жизнь не казалась малиной, Пункт 5 Статьи 193(3) вносит неразбериху: «Иностранные лица самостоятельно производят исчисление и уплату налога, если обязанность по уплате налога не возложена на налогового агента».

«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…»

Кем возложена? И в каком порядке, так сказать, возложения? Если Статьей 13 того же НК РТ, то обязанность возложена именно на налогового агента. Но тогда зачем изначально вводить норму, противоречащую изложенной в Статье 13, и создавать коллизии?

В тексте поправок в НК РТ четко прописана процедура признания иностранных лиц-посредников, предоставляющих электронные услуги иностранных компаний и производящим расчеты с физическими лицами, в качестве налоговых агентов.

Однако, не совсем понятно, будут ли признаны налоговыми агентами (со всеми вытекающими правовыми и налоговыми последствиями) таджикские юридические лица и индивидуальные предприниматели в случае оказания ими подобных посреднических услуг (на основании договоров поручения, комиссии, агентских или иных связанных с ними договоров).

НДС на услуги электронные услуги, оказываемые иностранными лицами: зачет или незачет?

Если электронная услуга будет предоставляться иностранной компанией, а услугу сбора платежей с физических лиц возьмет на себя таджикская компания или частный предприниматель, то появится ли у них обязанность расчёта суммы налогов, удержания ее у иностранных лиц, которые оказывают электронные услуги, и перечисления в государственный бюджет.

Если да, то возникает масса вопросов. Например, как будет осуществляться взаимозачет НДС? И вообще, будет ли зачет НДС возможен в отношении НДС на электронные услуги, оказываемые иностранными лицами?

Если да, то как будет организован контроль и учет, ведь при оказании электронных услуг иностранными компаниями налоговые счет-фактуры не выставляются? И не ведутся ни бумажные, ни электронные журналы регистрации выписанных и полученных счетов-фактур по НДС?

Проиллюстрируем на примере: иностранная компания регистрируется в соответствии с поправками в НК РТ и начинает предоставлять свои электронные услуги физическим лицам. Для оплаты услуг привлекает таджикские компании, которые соглашаются осуществлять прием платежей от физических лиц и, соответственно, удерживают 18% НДС с каждого платежа и перечисляют в бюджет государства. Соответственно, иностранная компания получает денежные средства уменьшенном на 18% объеме.

Согласно Пункту 3 Статьи 193(3) НК РТ. «Налоговая база определяется как стоимость оказания иностранными лицами электронных услуг без учета суммы налога». То есть без учета 18% НДС. Условно говоря, иностранная компания выставит счет таджикскому покупателю на 100 долларов, а в качестве налоговой базы укажет 100 минус 18 (НДС), то есть 82 доллара? И дальнейшие расчеты будет производить, исходя из условных 82 долларов, а не из фактических 100? Можно ожидать, что начнутся нестыковки, неувязки? Или все в ажуре?

«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…»

И почему, например, в Статье 174.2 НК Российской Федерации (в соответствии с ФЗ №244-ФЗ от 3 июня 2016 г.) или в Статье 282 НК Республики Узбекистан  в отношении иностранных лиц, оказывающих электронные услуги на территории этих стран, налоговая база определяется как стоимость услуг «с учетом суммы налога» (НДС), а в Таджикистане – «без учета суммы налога»? В чем, как говорил один сатирик, «собака порылась»?

Предоставление информации о платежах иностранным лицам, предоставляющих электронные услуги

Неподдельный интерес вызывает дополнение, внесенное в Часть 2 Статьи 57 НК РТ, согласно которой руководитель уполномоченного государственного органа, то бишь, Налогового Комитета страны, требует информацию о переводе средств на адрес иностранных лиц, оказывающих электронные услуги в Республике Таджикистан, не только от кредитных[1] организаций, Службы связи и др. субъектов,  но и от физических лиц, то есть обывателей.  Причем, в течение 5 рабочих дней.

Как? Каким образом? Согласно какому порядку?

Ответ прост, как и все гениальное: порядок определяется Налоговым Комитетом по согласованию с Национальным банком Таджикистана и Службой связи при Правительстве Республики Таджикистан.

Во что конкретно выльется эта норма для простых обывателей – пока остается «тайной за семью печатями». Однако, интуиция подсказывает, что возможны буйство креатива и неожиданные и весьма негаданные сюрпризы.

Дадут ли ИНН иностранным лицам, предоставляющим электронные услуги?

Есть и весьма незначительные (на первый взгляд) вопросы. Например, будет ли присваиваться ИНН иностранным лицами, оказывающими электронные услуги в Республике Таджикистан. Внесенные поправки не предусматривают обязательности подобного действия. Более того оказание электронных услуг на территории нашей страны не является причиной для образования постоянного учреждения в Республике Таджикистан, что, соответственно не накладывает обязательства получения таджикского ИНН иностранными лицами.

Ну и что, – спросит нетерпеливый читатель. Нам-то какое дело? Разве это проблемы пользователей электронных услуг в Таджикистане?! Возможно, и нет.

Хотя… Согласно Пункту 6 Статьи 26 НК РТ для перечисления денежных средств за пределы и в пределах Республики Таджикистан все  лица, совершающие сделки и операции в пользу иностранных лиц, продающих электронные услуги в нашей стране, обязаны требовать от этих лиц подтверждение присвоения им идентификационного номера налогоплательщика.

«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…»

А иностранные лица, оказывающие электронные услуги в Республике Таджикистан, вставшие на учет в налоговых органах нашей страны, в свою очередь, обязаны указывать свой идентификационный номер налогоплательщика в налоговой отчетности, платёжных документах, накладных, чеках, в деловых документах (контрактах, договорах) и т.п.

Язык отчетов и платежи

Кроме злободневных и животрепещущих вопросов, которые интересуют, наверное, каждого жителя страны, есть и специфические, которые интересуют, скорее всего, лишь экспертов. Например, на каком языке (государственном или английском) должны будут предоставлять отчетность иностранные лица, оказывающие электронные услуги в нашей стране?

Например, немало нареканий у иностранных компаний, предоставляющих электронные услуги в России, вызвала необходимость предоставления отчетности на русском языке.

Огромной проблемой стали и платежи налогов, которые иностранные лица должны были уплачивать со своих зарубежных счетом в бюджет России. Столкнутся ли иностранные лица, оказывающие электронные услуги с подобными проблемами в Таджикистане – пока не понятно. Но то, что подобные проблемы при их возникновении могут отбить всякий интерес к предоставлению услуг в нашей стране даже у самых лояльных и добропорядочных иностранных налогоплательщиков – однозначно.

Антракты немаловажнее, чем Акты?

Немало вопросов, на первый взгляд, «технического» порядка, которые, тем не менее, способны «осложнить жизнь» многим компаниям.

Так, например, Статья 19 НК РТ устанавливает для налогоплательщиков (налоговых агентов) обязанность составления Акта сверки с налоговым органом один раз в месяц (в редакции Закона РТ от 02.01.2020г. №1676). Однако согласно Статье 193(3) НК РТ налоговым периодом является календарный квартал, а согласно Статье 193(4) налоговая декларация, документы (информация) и иные сведения представляются не позднее 10-го числа месяца, следующего за истекшим отчетным периодом.

«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…»

Возникает резонный вопрос, остро стоящий, прежде всего, перед таджикскими компаниями, которые будут признаны налоговыми агентами иностранных лиц, оказывающих электронные услуги в Таджикистане: как будет проходить сверка? Ежемесячно или ежеквартально? Если ежемесячно, то как обеспечить корректность предоставляемой информации, ведь иностранные лица в соответствии со статьями 193(3) и 193(4) будут предоставлять информацию раз в 3 месяца, а их таджикским налоговым агентам придется сдавать в 3 раза чаще.

Новая реальность для таджикских IT-предпринимателей и IT-экспортеров?!

Отдельный блок вопросов касается владельцев таджикских IT-компаний, разработчиков ПО, приложений и игр, которые продают или предоставляют доступ к своим продуктам через иностранных лиц, предоставляющих электронные услуги.

В отношении таджикских IT-предпринимателей, продающих свои продукты и услуги через иностранных лиц более-менее все понятно. Скорее всего, будут использованы те же подходы, которые используются в отношении постсоветских стран, которые ввели так называемый «Налог на Гугл». Либо иностранные компании за реализуемые ими продукты/услуги снизят выплаты таджикским IT-предпринимателям (скорее всего, до 18%), либо поднимут цены (максимум до 18%) на продаваемые услуги/продукты таджикских IT-предпринимателей, Второй вариант менее вероятен, так как приведет к снижению конкурентноспособности.

Необходимо отметить, что оба варианты не самым лучшим образом могут отразиться на таджикских IT-предпринимателях, которые, по большому счету, только начинают выходить на мировые IT-рынки и остро нуждаются в поддержке и разнообразных преференциях для развития.

Что ж им «налог на Гугл» готовит?

Однако больше вопросов в отношении таджикских компаний (банков, сотовых операторов, разработчиков IT-продуктов и мобильных приложений), которые предоставляют пользователям возможность бесплатного скачивания и пользования их продуктов и услуг, например, с Play Market или App Store. Ведь они используют электронные услуги иностранных лиц, при этом, не взимая оплату с физических лиц. Как расценивать такую деятельность? Есть ли основание для взимания налога на иностранных лиц, предоставляющих электронные услуги в подобных случаях? Если да, то как рассчитывать налоговую базу? Используя принципы, заложенные в Статье 24 НК РТ. «Рыночные цены»?

«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…»

Не возникнет ли, например, такая ситуация: банк или сотового оператора (клиенты/абоненты которого скачивают он-лайн приложение для управления своими счетами/аккаунтами) обяжут подсчитать количество скачиваний приложения в отчетном месяце, умножат это количество на рыночную цену аналогичного товара на территории Республики Таджикистан или за её пределами (может определяться по методу цены последующей реализации, затратному методу, методу определения ожидаемой выгоды или иными методами) и получат налогооблагаемую базу?

Возможно, многие вопросы утопичны, наивны и даже надуманы.

Хорошо, что вопросов много. Плохо, что их слишком много. И очень плохо, что непонятно, когда будут честные ответы на многие из них …

Ну а пока… Don’t Worry, Be Happy, Хамватанони Азиз…

Михаил Петрушков, Председатель Национальной Ассоциации исследователей государственной политики и управления Республики Таджикистан


[1]Кредитные организации – юридические лица (банки, небанковские кредитные организации, в том числе микрофинансовые организации), осуществляющие на основании лицензии Национального банка Таджикистана все или отдельные банковские операции, предусмотренные законодательством Республики Таджикистан, а также для целей налогообложения – Национальный банк Таджикистана, который в соответствии с законом осуществляет все или некоторые банковские операции, предусмотренные законодательством Республики Таджикистан  (в редакции Закона РТ от 21.02.2018 г. № 1511 – (прим. автора).

Оцените статью:

«Вот тебе, бабушка, и «Гуглов» день…» Про введение «налога на Гугл» в Таджикистане пишут практически все СМИ страны. Выдержки из принятого закона публиковались и продолжают публиковаться постоянно. Часть экспертов пугают неизбежным цифровым Апокалипсисом, другая часть пытается убедить всех в том, что ничего сверх естественного не происходит и в нашей стране просто идет внедрение общемировой практики налогообложения. Кто из них был прав, […]
5 1 5 3
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *