“Вирус” Путина

Кто и почему не хочет, чтобы Душанбе превратился в важный политический центр?

Количество планируемых мероприятий в Душанбе уменьшилось на одно. Возможно, оно и было самым главным. Если бы приехал Путин. Однако он вдруг “испугался”, зааявив, что кто-то из его окружения заболел и из соображений осторожности он уходит на карантин. Однако велика вероятность, что карантин этот политический. Такой карантин можно оправдать каким угодно поводом – истинную его причину могут знать только  в определенных кругах. Другим остается предполагать с определенной долей точности.

Весть о том, что Путин накануне мероприятий, планируемых в Душанбе, ушел на карантин, была неожиданной для большинства политиков. Ведь всего за несколько часов до этого у него была встреча с Башаром Асадом. К слову, о приезде сирийского президента в Россию Кремль сообщил через день после его отбытия. Может, в Кремле были основания для такой осторожности, которую правильнее было бы назвать скрытностью. Ведь Путин не предпринимает шагов без определенной цели и информации. Это его работа. В особенности, когда времени для  очередного хода в геополитической игре остаётся все меньше.  И это в одном из регионов своего, по представлению Кремля, влияния…

В Душанбе его очень ждали. За день до встреч с руководителями больших региональных организаций, которые имеют немалое влияние в мире, российский президент должен был совершить официальный государственный визит и дать старт крупным мероприятиям в столице Таджикистана. Это было бы неким в своем роде “политическим благословением”, в котором Правительство Таджикистана очень нуждалось в эти дни сильного своего одиночества.

При этом, в политических обсуждениях большее внимание уделялось вопросу о том, не тяжело ли будет Душанбе проводить сразу четыре политических мероприятия.

Да, в Душанбе планировались три больших политических события: заседания ШОС, ОДКБ и официальный визит Путина, значившийся в списке первым.

Однако есть еще одно мероприятие, о котором не говорят открыто: встреча представителей органов безопасности почти всех региональных супердержав и важных региональных игроков!

Известно, что за некоторое время до этих событий и до прибытия своих боссов, на локацию проведения приезжают специальные структуры. И это по соседству со страной, события в которой взволновали сейчас практически весь мир: Афганистаном, который, как считается, по сути является полем битвы спецслужб. Тут всякое может случиться: от распространения определенной информации до провокаций…

“ВИРУС”-и ПУТИН
ШОС | Фото: CAA-network

Правда и то, что до Путина о своем неприезде в Душанбе сообщили руководители Китая, Индии и Монголии. Да, с приездом высших лиц Китая и Индии мероприятие приобрело бы значительно больший вес. Если бы приехал Си Цзиньпин, это не только придало бы другой статус событию, но и “одарило” бы Таджикистан еще одним “рекордом”: с 2020 года, то есть с начала пандемии, глава Китая не совершал ни одной заграничной поездки.

Наренда Моди же мог стать относительным союзником Эмомали Рахмона по проблеме Афганистана. Конечно, исходя из его позиции в отношении Пакистана. Кстати, официальный Душанбе, вопреки заявлениям и призывам, отношений с Исламабадом не испортил. Возможно, тут скрыты и другие цели…

Да, Путин, Цзиньпин и Моди заявили, что будут присутствовать на мероприятиях онлайн, но понятно, что встречи и обсуждения лицом к лицу имели бы другой эффект. В частности, в эти дни, когда, как было сказано выше, официальный Душанбе столкнулся с политическим одиночеством.

Имею ввиду совершенно отличную от других реакцию Правительства Таджикистана на афганский вопрос. Еще в самом начале событий, когда серьезные политические круги еще пребывали в растерянности, Эмомали Рахмон в беседе с представителем Пакистана сказал слова, которые были восприняты как новое заявление, выражение особой политической позиции. Была новой и информация о численности таджиков, проживающих в этой стране. До этого информация о том, что 46% населения Афганистана составляют таджики, нигде не приводилась. Данные колебались между 30 и 40%…

Душанбинские встречи важны еще и потому, что к Шанхайской организации сотрудничества должен присоединиться еще один член – Иран, страна, которая в последнее время на слуху. Для вновь избранного иранского президента Ибрахима Раиси это будет первая зарубежная поездка. Однако тут есть один тонкий нюанс: поездка Раиси в Душанбе приходится аккурат на период после его встречи с премьер-министром Ирака Мустафой Козими в Тегеране. Каково место Ирака в политике региона, пояснять не надо. Эта поездка иракского премьера была новым поворотом в отношениях между двумя странами, которые до недавнего времени пребывали в состоянии серьезной конфронтации. Такие моменты не остаются вне серьезных обсуждений.

Корни многого их из происходящего сегодня, произрастают из иракских событий. Эта поездка иракского премьер-министра ознаменовала новый поворот в отношениях двух стран, до недавнего времени конфликтовавших друг с другом. Такие моменты без внимания не остаются.

Встреча в Душанбе не будет простой и  для Ирана, который уже долгие годы ждет членства в ШОС. Вопрос в том, как отнесутся к принятию в ряды исламского государства в нынешней острой ситуации в регионе.

Хотя Иран и исполняет функции наблюдателя уже с 2005 года, до 2015 года его принятию в организацию мешали международные санкции. Потом его вступлению в ШОС препятствовал Таджикистан, обвинявший Тегеран в сотрудничестве с террористами.

Сегодня в отношениях двух стран наметилось потепление. И для Таджикистана еще один союзник в эти дни будет нелишним. В особенности, если эта страна, вопреки всем трудностям, умеет стоять на своём в противостояниях с мировыми центрами силы.

Но не только по этой причине в несколько предстоящих дней Душанбе окажется в мировой политической повестке и на страницах СМИ. Тому способствовала и одна официально неподтвержденная новость, которую распространили СМИ. ИА “Спутник” сообщило, что Амрулла Салех, считающий себя легитимным афганским президентом, перебрался в Таджикистан. Сообщается, что его сюда отправили по соображениям безопасности. Пока неизвестно, каким путём. Фронт сопротивления Масуда, воюющий в Панджшере, путей и коридоров для отправки представителя куда бы то ни было, не имеет. Такая информация поступала и ранее, но потом опровергалась. Теперь, если это правда, получится, что Салех уже давно находится в Душанбе и “удержан” для выступления на заседаниях в Таджикистане.

Его речь, если, конечно, он действительно находится в Душанбе и получит такую возможность, станет новым поворотом в афганском вопросе. Где-то позитивным, но и несущим определенные угрозы.

Например, не станет ли это поводом “нервирования” талибов, который они используют для создания напряжения на границе?

Не изменит ли такой поворот всю политику?

Разве мы не видели в Узбекистане, как “талибы” и их союзники смогли оказать такое давление, что Ато и Дустум были вынуждены покинуть эту страну?

Может, такое течение событий не соответствует планам тех, кто формирует реальную политику в регионе?

Возможно, если с одной стороны причиной “обиды” Путина на Душанбинские встречи было то, что России не передали границы, с другой  явилась попытки выхода Таджикистана за рамки установленных ими правил? Кремль говорил, что ведет переговоры с талибами, чтобы те не думали нападать на страны находящихся в зоне влияния РФ.

Так может Путин решил, что лучше будет понаблюдать за событиями издалека и только потом решить, что делать?

Однако то, что он приедет в Душанбе с официальным визитом позже, отрицать не следует. Путин любит “одиночество”. Повод, чтобы ехать или, наоборот, не ехать, найти можно всегда. В особенности, когда мир захватил и держит вирус.

Помнится, на похороны Ислама Каримова в 2016 году российский президент тоже не поехал. Одним из тех, кто нес табут с покойным, был Эмомали Рахмон. Путин приехал несколько дней спустя и смог “все правильно разрешить”…

Конечно, нельзя исключать и такую версию, что активная деятельность Душанбе, его громко зазвучавший голос, возможно, не понравились мировым лидерам. В противном случае, почему никогда за долгие годы афганского конфликта страны региона не пытались проявить инициативу в афганском вопросе?

Скорее всего, им не давали такой возможности. Теперь, когда поле игр сужается, дадут ли им такую возможность?

Вот в чем главный вопрос.

Раджаб Мирзо

Оцените статью:

“Вирус” Путина Кто и почему не хочет, чтобы Душанбе превратился в важный политический центр? Количество планируемых мероприятий в Душанбе уменьшилось на одно. Возможно, оно и было самым главным. Если бы приехал Путин. Однако он вдруг “испугался”, зааявив, что кто-то из его окружения заболел и из соображений осторожности он уходит на карантин. Однако велика вероятность, что карантин этот […]
3.8 1 5 10
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *