Ультиматум или переговоры?

Почему глава ГКНБ Кыргызской Республики Камчибек Ташиев ничего не сказал о предложениях таджикской стороны?

16-17 марта в таджикском городе Гулистон, на берегу Сырдарьи, в обстановке большой секретности прошел очередной раунд таджикско-кыргызских переговоров по вопросам делимитации и демаркации границы. Обусловлена такая секретность была тем, что возглавили Межправительственную Комиссию главы спецслужб двух стран, председатель ГКНБ РТ Саймумин Ятимов и его коллега в Кыргызстане, председатель ГКНБ КР Камчибек Ташиев. Ранее, как известно, комиссию возглавляли вице-премьеры. Был период, когда обязанность эта была возложена на министров иностранных дел.

Ультиматум или переговоры?
Главы ГКНБ Таджикистана и Кыргызстана во время встречи по обсуждению демаркации границы. Фото ittiloot.com 

Чем вызвана очередная рокировка, известно главам государств. Однако следует предположить, что стороны намерены пройти оставшуюся дистанцию быстро, как можно больше изолируясь от прессы, представителей местных общин, чтобы избежать давления на ход переговоров. Если такая договоренность имела место, то первым не выдержал Камчибек Ташиев.

Грубая дипломатия военного

Глава ГКНБ соседней страны, «рапортуя» президенту Садыру Жабарову об итогах переговоров в Гулистоне, озвучил в частности два предложения кыргызской стороны относительно решения вопроса вокруг таджикского джамоата Ворух и намерении кыргызской стороны пресечь любые попытки контрабандного ввоза товаров из Кыргызстана в Таджикистан. О позиции таджикской стороны ни слова. Возможно, умышленно.

«Первое — мы на законном основании измерим границы анклава, и он больше не будет расти. Но мы дадим анклаву дорогу по своей территории только для пользования, чтобы они могли заехать.

Второе еще жестче — мы готовы обменять анклав Ворух. Если они нам оставят эту территорию анклава в 12 тыс. га, мы готовы дать 12 тыс. га в других районах Баткенской области. Мы даже дали перечень этих участков», – сказал Ташиев.

Возможно, такая резкая, практически ультимативная форма преподнесения предложений преследует цель создать успокоить собственных граждан и повысить рейтинг президента, правительства: мол, видите, как мы разговариваем с таджиками, успокойтесь, ваши интересы никто не будет игнорировать, какими бы они не были.

Ультиматум или переговоры?
Председатель ГКНБ КР Камчибек Ташиев. Фото kg.akipress.org

Мне кажется, провокационным является вброс для СМИ. Кыргызская сторона предпочла предать гласности те детали переговоров, которые отражают лишь позиции Кыргызстана. Это было возможно сделано, чтобы создать в очередной раз общественное мнение в стране и за ее пределами, введя в заблуждение как кыргызов, так и таджиков. Может, и международное сообщество. Поскольку кыргызские политики в отличие от своих таджикских коллег хорошо знают, какой силой воздействия обладает информация. Кто первым сказал, именно это сообщение будет циркулировать в обществе больше всего. Его запоминаю все те, которые не знают сути вопроса.

Интересно, в какой форме эти предложения были выдвинуты за переговорным столом. В такой ли форме, как Камчибек Ташиев доложил своему президенту или все же были соблюдены правила дипломатии? Если Ташиев говорил именно так, как излагает пресса, то нельзя эти предложения называть иначе, как ультиматум.

Ловить рыбу в мутной воде легче

Для стран, ведущих равноправный диалог, независящих друг от друга, при этом дружественных, ультимативный тон неприемлем, недопустим. Более того, он может оскорбить другую сторону, что явно не в пользу продолжения переговоров в дружественной форме. После заявления Ташиева, если оно было таковым в ходе переговоров, таджикская сторона имела полное право отказаться от их продолжения. Все же, кажется, генерал бравировал перед своим президентом. Однако такая неосторожность будет иметь явно негативные последствия.

Не желает ли генерал загнать в тупик переговоры, предлагая неисполнимые варианты решения пограничного спора? Такую тактику нельзя сбросить со счетов, поскольку состояние неопределенности на руку кыргызской стороне по нескольким причинам.

Ультиматум или переговоры?

Первое, кыргызская сторона, начиная с 2002 года, объявляя спорными любые территории в зоне Чоркух-Какташ-Ходжаи Аъло- Аксай – Ворух, где проживает кыргызы или когда-то проживали, продолжает аннексию исконных таджикских земель.  Взяв многие участки под свой контроль, Кыргызстан продолжает заселение этих территорий, реализацию проектов, направленных на дальнейшее их освоение. Так, многие участки автодороги Исфара – Ворух, автомагистрали Баткен-Исфана вдоль таджикских сел Чоркух и Сурх  объявлены кыргызской территорией. У берегов канала Торткол построено несколько мелких айылов с переселением сюда граждан из других мест.

Второе, именно неопределенные границы являются наиболее благоприятной ситуацией для реализации стратегического плана Кыргызстана по выводу из транспортной изоляции Лейлекского района, составляющего 14% территории этой страны.  Напомним, что этот регион Кыргызстана не имеет и не может иметь транспортного сообщения без пересечения территории Таджикистана. Лейлекский район соединяется с остальной частью Кыргызстана только через несколько поясов Туркестанского хребта. Это признают и сами кыргызы. Например, интернет портал “Кактус” 26 марта опубликовал интерактивную карту границы Кыргызстана и Таджикистана, разработанную “Открытая Азия онлайн”, где в частности пишется: Через Ворух проходит единственная транспортная магистраль, соединяющая Лейлекский район Кыргызстана с остальной частью страны.

Наверняка, имеется в виду Ворухский перешеек, то есть территория от одного таджикского села Ходжаи Аъло до другого – Воруха, которая вплоть до середины 50-х годов минувшего века считалась территорией Таджикистана.

И третье. Кыргызская сторона может спокойно начать реализацию и ряда водных проектов, направленных на орошение лейлекского степного массива и добычу полезных ископаемых в предгорьях Туркестанского хребта. Особенно, если учесть, что во время Великой Отечественной войны жители сел Чоркух и Ворух отмывали для поддержки фронта золото в реках Кишибиш и Каравшин, а после войны советские ученые вели здесь поиск урана, то трудно переоценить значение этой территории, часть которой находится под юрисдикцией Таджикистана. К тому же без контроля участка слияния притоков реки Исфара, позволяющего строить плотину для переброски воды в сторону Лейлека, и строительства свободных от пересечения территории Таджикистана участков автомагистрали вряд ли возможна реализация этих проектов.

Ворух как кость в горле

Через эту призму следует рассматривать и предложение, выдвинутое кыргызской стороной в ходе переговоров в Гулистоне.  Ворух является настоящим камнем преткновения для реализации стратегического плана правительства соседней страны. Вот почему кыргызское руководство предлагает в обмен на Ворух передать Таджикистану другую территорию на выбор. При этом Камчибек Ташиев называет цифру в 12 000 га, нынешнюю площадь, которую занимает джамоат Ворух. По некоторым данным, кыргызской стороной аннексировано только в окрестностях Воруха 31 000 га таджикских земель, в целом по Исфаринскому району 61 000 га таджикских земель в разное время отошли к Кыргызстану. Об официальной передаче этих земель не существует ни единого документа.

Ультиматум или переговоры?

Думаю, нереальность обмена Воруха, может, и его абсурдность понимает и сам Ташиев. Наверняка, он знает настроение проживающих в Ворухе людей, которые вряд ли согласятся стать гражданами Кыргызстана или вряд ли правительство Таджикистана согласится на переселение почти сорокатысячного населения. Передача Воруха имеет губительные последствия не только для самого Таджикистана, но и для многих районов Узбекистана, пользующихся водой из бассейна реки Исфара. Передача водных ключей к соседям опасна и с точки зрения экологии. Водные ключи в руках соседей, проявляющих часто неоправданную агрессивность к дружественному таджикскому народу, могут стать дополнительным рычагом давления, как транспортные коммуникации.

Кыргызстан намерен действовать из позиции силы?

К утверждениям о выгодности состояния неопределенности в пограничном споре следует добавить, что кыргызская сторона не прочь действовать из позиции силы. Пресса ранее сообщала о том, что 30 марта соседи собираются проводить на границе с Таджикистаном крупные военные учения.  Возникают некоторые сомнения относительно заявленных целей учений.  Вполне логичны вопросы. Зачем нужно проводить крупные военные учения именно на границе с Таджикистаном? Почему время их проведения совпадает с началом нового раунда переговоров? Не останется ли вся эта военная техника в Баткенской области после учений? 

Тут уместно предположить, что целью недавнего визита Садыра Жабарова в Москву, наверняка, было заручиться поддержкой Кремля под предлогом защиты границ ЕАЭС. И обещанная военная помощь со стороны России и договоренности с Казахстаном о расширении военно-технического сотрудничества явно приободрили воинствующих кыргызских генералов. В том, что военную силу некоторые горячие головы в Кыргызстане намерены использовать в виде рычага давления на Таджикистан, не приходится сомневаться. Поскольку и ныне в приграничных разборках всегда кыргызские пограничники, усиленные спецподразделениями, принимают активное участие.

Контрабанда, зависящая от лояльности

И в конце несколько слов о контрабанде. Камчибек Ташиев говорит о ее пресечении в настоящий момент и послаблении, если таджикская сторона согласится на кыргызские условия.

“Все незаконные действия по контрабанде до этого момента были, и все относились к этому лояльно, хотя это незаконные действия. Но теперь не будет незаконных действий. В Таджикистан не проходит ни литра ГСМ, и оттуда к нам ничего не будут завозить. После того как решим пограничные вопросы, тогда будет ослабление, и тогда начнем работать”, – приводит слова генерала КактусМедиа в публикации от 26 марта 2021 года.

Как нужно понимать подобное заявление? Мы закроем глаза на незаконные действия контрабандистов, если вы примите наше предложение? Странный способ решения пограничного спора. А ведь главы спецслужб в первую очередь должны стоять на защите интересов государства и народа, законности, а не поощрять воров, грабителей, нарушителей закона.

Если мы хотим действительно быстро, справедливо, в интересах мира и стабильности решить приграничные споры, в том числе вопрос вокруг Воруха, то достаточно признать статус таджикских земель. Таджикам чужого не надо. Более того, они с пониманием относятся к новому статусу уже заселенных территорий. Правда, тех, которые были заселены к моменту обретения независимости. Необходимо решить вопросы о статусе дорог, пастбищ, водных сооружений, чтобы население приграничья независимо от принадлежности тому или иному государству имело возможность свободного передвижения, пользования водными ресурсами.

Негматулло Мирсаидов, политобозреватель

Оцените статью:

Ультиматум или переговоры? Почему глава ГКНБ Кыргызской Республики Камчибек Ташиев ничего не сказал о предложениях таджикской стороны? 16-17 марта в таджикском городе Гулистон, на берегу Сырдарьи, в обстановке большой секретности прошел очередной раунд таджикско-кыргызских переговоров по вопросам делимитации и демаркации границы. Обусловлена такая секретность была тем, что возглавили Межправительственную Комиссию главы спецслужб двух стран, председатель ГКНБ РТ Саймумин […]
4.9 1 5 86
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Один ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *