Темпы роста населения Таджикистана опережают темпы создания новых рабочих мест

В мае 2021 года исследовательская группа Всемирного Банка опубликовала комплексный анализ «Длинная тень неформальной экономики: проблемы и стратегии». Отметив, что «в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах высок процент трудящихся и компаний, работающих вне поля зрения государства», авторы выразили убеждение – если правительства этих стран не примут необходимые меры, проблемы неформального сектора существенно затормозят восстановление экономики после окончания пандемии.

Неформальная экономика была всегда

Как и в любой из союзных республик СССР, главным отличием неформальной экономики и занятости в Таджикской ССР был низкопроизводительный ручной труд, преимущественно в сельском хозяйстве и в ремесленничестве, без применения передовых технологий и техники. Производство предназначенных для продажи продуктов питания, одежды, предметов быта и оказание платных услуг велось участниками рынка труда без участия государственных органов, без уплаты налогов и пенсионных отчислений. Доля населения республики, вовлеченная в неформальную экономику, в 50-е годы XX-го века по экспертным оценкам составляла от 60 до 70%, и ко второй половине 80-х годов за счет реформ на рынке труда эти цифры удалось сократить примерно вдвое.

Однако после распада СССР и в результате последовавшей за ним гражданской войны в Таджикистане 1992-97 годов, когда государственное управление предприятиями, финансовая и банковская система были фактически разрушены, объем не регулируемой никакими законами неформальной экономики превысил уровень  50-х годов и в сельских и горных районах приближался к 100%. 

Несмотря на сплошные минусы, сопутствующие неформальной занятости, в самые тяжелые 90-е годы неформальная экономика и бартерный товарообмен, тем не менее, оказались фактически единственным способом выживания значительной части населения Таджикистана и предотвратили неминуемый социальный взрыв. И лишь в конце 90-х, по мере восстановления институтов государственного управления и в ходе начатых экономических реформ доля неформальной (или, как ее стали называть, теневой экономики) стала снижаться.

Неформальная занятость сегодня

Любое успешное управленческое решение, связанное с рынком труда, принимается на основе цифр и анализа существующей макроэкономической ситуации. Есть ли вообще цифры статистических и исследовательских данных о неформальной экономике Таджикистана? Да, такие цифры есть, и профессиональные исследования Международной Организации Труда (МОТ) по этой теме – тоже есть.

Проведенные в последние годы исследования рынка труда, в том числе выполненные на грантовые средства, позволили ученым Таджикистана получить достаточно точные цифры неформальной занятости. В своем комментарии к этой статье научный сотрудник Института экономики и демографии Национальной академии наук Таджикистана Акбар Субхонов отмечает, что высокая доля сельского населения (75%), высокая средняя численность семьей (в среднем 6 человек) и особенно среднегодовой прирост населения (2,2%) оказывают наибольшее влияние на формирование и расширение неформального рынка труда.

– В последние 10 лет при указанных темпах роста населения на рынок труда ежегодно выходят около 200 000 человек. Если не заниматься решением проблемы неформальной занятости населения, она будет продолжать негативное влияние на показатели уровня жизни населения –  говорит эксперт. –  К примеру, для сохранения нормы физиологического питания Республиканским центром питания Академии медицинских наук при Министерстве здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан рекомендовано потребление 41 килограмма мяса и мясных продуктов на человека в год. Однако официальная статистика показывает только 14 килограммов. Население республики – преимущественно молодое, и, как отмечено в «Национальной Стратегии Развития Таджикистана до 2030 года» к этому времени население увеличится ещё на 2 миллиона человек и достигнет 11,5 миллионов. Хотим мы этого или не хотим, уровень неформальной занятости будет сохраняться на высоком уровне, для снижения которого потребуется разработать эффективный  механизм для ее снижения.

Кто он, современный мардикор?

Доля мужчин в неформальном секторе Таджикистана (33,2%) заметно выше, чем женщин (21,7%) и за минувший год она возросла примерно на 3-5%, что обусловлено ограниченными возможностями выезда на заработки за пределы страны в связи с пандемией. Основная масса мужчин неформального сектора работает на сезонных, разовых, а также временных работах, которую они находят, как правило, самостоятельно и выбирают наиболее доходные занятия. При этом женщины неформального сектора заняты, преимущественно, на постоянных рабочих местах, что дает им возможность получать оплату за труд меньшую, но более регулярно, чем мужчины. В молодежном сегменте (люди 18–25лет) неформально занятые составляют примерно треть численности теневой экономики, и лишь небольшая часть молодежи способна на самостоятельные поиски работы. Наибольшая часть неформально занятых – представители семейного бизнеса, занятые выращиванием сельхозкультур, животноводством, шелководством и другими видами работ, не требующими лицензирования. При этом средняя численность таких самозанятых семей не превышает 4-5человек.

Темпы роста населения Таджикистана опережают темпы создания новых рабочих мест
Заместитель председателя Хатлонской области Акрам Сулаймонзода на “мардикорбозоре” в Бохтаре. Фото: Сайрахон Назриев

Средняя часовая заработная плата неформально занятых, как это ни странно, выше, чем человека, оформленного согласно законодательству и уплачивающего налоги. Вместе с тем, среднемесячный заработок мардикоров ниже, что говорит о том, что их труд менее востребован на рынке.

Основная часть неформально занятых (до 75% и выше) имеет начальное и среднее образование. Число получивших специальное образование – примерно 15%, а число дипломированных специалистов с высшим образованием не превышает 10%.

Основная сложность неформально занятых, не имеющих постоянной работы – поиск и ожидание заказов, на что может уходить до половины и более времени светового дня. Как правило, наиболее выгодные подряды люди могут получить на мардикор-базарах, однако из-за высокой конкуренции, особенно в условиях пандемии получить работу стало намного труднее.

Из тени в свет перелетая

За последние годы внимательные наблюдатели, отслеживающие неформальную занятость в Таджикистане, заметили интересные признаки тенденции, никогда ранее не отмеченной на рынке труда республики.

В середине 90-х годов, спасаясь от гражданской войны, несколько сот тысяч таджикистанцев устремились на работу в Россию. К их огромному разочарованию, сектор рыночной торговли и общественного питания, хорошо знакомый выходцам из Таджикистана, оказался занят и в крупнейших городах России контролировался, в основном, азербайджанской диаспорой. Составить конкуренцию выходцам с Кавказа таджикистанцам не удалось, и для выживания значительной массе этих людей пришлось обратить внимание на строительную отрасль России, в которой создался дефицит рабочих строительных специальностей. 

Основная масса трудовых мигрантов, выросшая в Таджикистане в годы гражданской войны, не имела строительных специальностей, однако со временем в среде выходцев из Таджикистана появились свои специалисты, не уступающие в своей квалификации россиянам. Заработки обосновавшихся в городах таджикских рабочих росли, и десятки тысяч сезонных рабочих стали возвращаться на родину, получив хороший опыт и практику в строительстве. По своей сути, процесс закрепления таджикских специалистов в строительстве в точности повторил ситуацию, уже происходившую в Германии в послевоенный период.

В 50-е годы, в ходе реализации Плана Маршалла, на восстановление разрушенной экономики Германии в немецкие города пошел поток трудовой миграции турок. Работодатели ФРГ охотно отдавали строительный рынок приезжим, турецкая диаспора росла и к 20-м годам XXI века уже превысила 17% населения Германии. Процесс освоения турками строительной отрасли привел к тому, что в 70-е годы минувшего века в странах Европы стали создаваться строительные фирмы, а по числу заказов и подрядов в настоящее время турецкие компании успешно конкурируют с американцами и КНР и занимают солидную долю строительного рынка России.

Темпы роста населения Таджикистана опережают темпы создания новых рабочих мест
Фото взято из Интернета.

Тот же самый процесс занятия отдельных секторов российского строительного рынка выходцами из Таджикистана происходит сейчас. Начав с создания бригад и небольших компаний по разборке ветхих и аварийных домов, руководители таджикских фирм постепенно стали создавать строительные компании. Но, поскольку строительство невозможно вести в рамках неформальной экономики, таджикским строительным компаниям пришлось выйти из «тени» и удалось постепенно создать на родине в Таджикистане довольно развитый сектор строительного бизнеса, успешно работающий легально.

Как снизить долю теневой экономики?

Темпы роста населения Таджикистана опережают темпы создания новых рабочих мест
Собир Курбанов. Фото взято из Интернета.

Независимый экономист Собир Курбанов, обращает внимание, что неформальная занятость в республике остается широко распространенным явлением и приводит цифры из последнего анализа Международной Организации Труда (МОТб ILO). В данном анализе говорится что неформальная занятость в основном сконцентрирована в строительстве (76,2%), обрабатывающей промышленности (41,9%), транспорте (51,1%), гостиничном и ресторанном бизнесе (39,1%), сфере услуг (37,9%). Доля мужчин в неформальном секторе (33,2%) несколько выше, чем женщин (21,7%). Как положительный шаг в управлении рынком труда эксперт отмечает новую Программу по снижению уровня неформальной занятости в Таджикистане на 2019 – 2023 годы, утвержденную Постановлением Правительства Республики Таджикистан от 30 августа 2019 года.

В рамках названной экспертом Программы усилиями Правительства Таджикистана, мэрии Душанбе и исполнительной власти на местах основной упор делается на создание новых рабочих мест. За минувший 2020 год, несмотря на сложную эпидемиологическую обстановку, в столице Таджикистана было создано более 24 тысяч новых рабочих мест и открыто 33 новых производственных предприятия и цеха. Правительство республики запланировало за счет всех источников финансирования создать за 3 года более полумиллиона новых рабочих мест, в том числе, в 2020 году – 169 тысяч, в 2021 году – 171 тысяч и в 2022 году – 172 тысяч.

Тем не менее, сопоставление ожидаемых цифр создания новых рабочих мест с реальными цифрами прироста населения порядка 200 тысяч человек в год, которое нужно одеть, обуть, накормить, дать образование и обеспечить работой –отставание темпов создания рабочих мест от темпов роста населения вызывает серьезную озабоченность. В течение какого-то времени такое отставание, как и в сложные 90-е годы, можно будет компенсировать лишь в условиях, когда государство не будет мешать населению самому заботиться о зарабатывании денег на жизнь.

Анвар Захидов

Оцените статью:

Темпы роста населения Таджикистана опережают темпы создания новых рабочих мест В мае 2021 года исследовательская группа Всемирного Банка опубликовала комплексный анализ «Длинная тень неформальной экономики: проблемы и стратегии». Отметив, что «в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах высок процент трудящихся и компаний, работающих вне поля зрения государства», авторы выразили убеждение – если правительства этих стран не примут необходимые меры, проблемы неформального сектора существенно затормозят […]
4.2 1 5 10
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *