Таджикистан держит удар

Что экономике РТ принес пандемический год?

Ровно год назад власти Таджикистана признали существование нового каронавируса в республике. Многие страны мира вынуждены были ввести локдауны, которые негативно отразились на их экономике. Ограничительные меры спровоцировали падение экономической активности и невиданный рост безработицы. Разорились или претерпели значительные убытки многие жизненно важные отрасли – туризм, авиаперевозки, гостиничный бизнес…

Как повлиял Covid-19 на экономику республики читайте в обзоре обозревателя Nuqta.tj.

Сперва падение, затем выравнивание…

Негативные последствия коронавируса экономика Таджикистана почувствовала задолго до официального объявления о первых случаях заражения в стране.

Еще в конце января прошлого года Китай, ставший за последнее десятилетие главным торгово-экономическим партнером Таджикистана, закрыл единственный на таджикско-китайской границе КПП (Кульма). Объясняли это китайские власти предотвращением распространения вируса, так как эпицентр инфекции находился на территории этой страны. В результате, таджикским импортерам пришлось доставлять китайские товары через третьи страны, что отразилось на конечной их стоимости.

Тогда же было приостановлено авиасообщение между двумя странами. Это, наряду с прочим, препятствовало своевременному возвращению около 2 тыс. китайских граждан на свои рабочие места в Таджикистане после проведенных новогодних каникул по восточному календарю на родине.

Начиная со второй половины марта, въезд иностранных граждан на свои территории запретили также другие страны, в том числе Россия, что не позволило многим гражданам Таджикистана выехать на трудовую миграцию.

В целом, ограничительные меры, как за рубежом, так и в самой республике, спровоцировали падение экономической активности, невиданный рост безработицы и резкое сокращение притока денежных переводов, иностранных инвестиций и туристов. Приостановили свою работу участники туристического рынка (аэропорта, авиакомпании, гостиницы и прочее), сокращались реальные доходы предприятий и населения, что в свою очередь привело к снижению спроса на потребительские товары и услуги.

Экономику республики в определенной степени поддержала стабильное функционирование сельскохозяйственной сферы, а также помощь международных финансовых институтов и отдельных стран в рамках принятых правительством антикризисных мер.

В результате, рост экономики республики, после резкого замедления по итогам первого полугодия, восстановился к концу года до 4,5%. До этого среднегодовой реальный рост ВВП республики за последнее десятилетие оценивался на уровне 7%.

Согласно официальной статистике, в первом квартале текущего года реальный рост экономики страны составил 7,5%. Рост на столь высоком уровне в большей степени обеспечила промышленная отрасль, доля которой в структуре ВВП составила почти 23%.

Доля спасителей таджикской экономики – дехкан – пока не достигает даже 6%, но это вполне объяснимо: большая часть доходов от производства сельхозпродукции будет получена во второй половине года.

Падение денежных переводов

Приостановка международных пассажирских перевозок из-за пандемии фактически «поставила крест» на внешнюю трудовую миграцию.

Согласно данным таджикского миграционного ведомства, до закрытия границ во второй половине марта прошлого года на заработки успела выехать только четвертая часть потенциальных мигрантов – 130 тыс. человек. Весной 2019 года в этот же период Таджикистан покинули свыше 530 тысяч сезонных мигрантов.

Кроме того, многие таджикские мигранты, работающие за переделами страны на круглогодичной основе, оставались без работы на определенные промежутки временив связи с приостановкой зарубежными работодателями своей деятельности.

Таджикистан держит удар
Фото ВВС

Власти России, где трудоустраивается подавляющее большинство таджикских граждан, заявляли, что в первой половине прошлого года работы лишились около 40% трудовых мигрантов.

Осенью минувшего года посол Таджикистан в Москве Имомуддин Сатторов сказал в интервью российским СМИ, что большинство таджикских граждан, по мере восстановления сферы строительства и услуг, вернулись к своим рабочим местам. Он отметил, что на территории России находятся 700 тысяч таджикских мигрантов.

По данным Центробанка России, объем денежных переводов из России в Таджикистан в 2020 году упал на 32,4%: до $1 млрд 741 млн с $2 млрд 576 млн в 2019 году.

Соотношение этих переводов к ВВП составил 22%, что является рекордно низким показателем с нулевых годов. До этого размер переводов из России равнялся от трети до половины ВВП республики: ниже 33% отпускался только во время кризиса в 2015-2016 года, 28,3% и 27,6%, соответственно.

Национальный банк Таджикистана отказывается предоставлять общие данные по притоку денежных переводов.

Деньги мигрантов, как уже указали выше, способствуют образованию значительной части таджикской экономики, однако власти отрицают данный факт, хотя очевидно, что эти переводы впоследствии входят в структуру ВВП посредством потребления, в основном, а также строительным сектором и прочим.

Более того, отправляемая мигрантами иностранная валюта покрывается дефицит внешнеторгового баланса (превышение импорта над экспертом).

Взлет цен

Еще один тяжелый удар, в первую очередь, на наиболее бедные слои населения Таджикистана нанес рекордный за последнее десятилетие рост стоимости товаров и услуг в пандемическом году. Уровень инфляции на потребительском секторе, согласно официальной статистике, составил 9,4%, хотя целевой показатель Национального банка был установлен на уровне 6% (±2).

Более значительно подорожали продовольственные товары (на 13%), цены на непродовольственные товары выросли на 5,8%, а тарифы на услуги – на 4%.

Подорожала, в основном, продукция первой необходимости: масло (на 42%), сахар (на 41%), картофель (на 20%), яйца (на 19%), хлебопродукты (на 14%), мясо (на 6%) и другие.

Власти объясняли рост стоимости товаров и услуг с внешними факторами. Отмечалось, что цены на сахар и растительное масло, к примеру, выросли из-за неблагоприятных погодных условий в России и Украине.

Таджикистан держит удар
В период пандемии создалась паника, вызвавшая повышение цен.

Также подчеркивалось, что рост стоимости важнейших продовольственных товаров наблюдался в прошлом году не только в Таджикистане, но и в странах – основных торговых партнерах республики: России, Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане.

Между тем, рост цен и тарифов в республике в первом квартале этого года еще более ускорился: инфляция за этот период достигла 3,3%, тогда как в аналогичном периоде 2020 года она составила 2,6%. Наряду с первоочередными продовольственными товарами, в нынешнем году сильно подорожали также бензин, сжиженный газ, дизельное топливо.

Крутое пике сомони

Повышение стоимости товаров в прошлом году в определенной мере спровоцировала двухразовая коррекция официального курса национальной валюты Национальным банком: в марте на 5% и в ноябре на 9,4%.

Коррекцию в НБТ объяснили устранением разрыва между официальным и небанковским курсом («черным рынком»).

В результате, курс таджикской валюты к доллару США снизился в 2020 году на 16,6%: с 9,69 сомони за 1 доллар до 11,3 сомони. Больше таджикская валюта за последнее десятилетие обесценивалась только в 2015 году – на 34%.

Прямая связь между курсом валюты и ростом внутренних цен заключается в том, что Таджикистан импортирует практически всю готовую продукцию, кроме сельхозпродукции, которую дарует нам матушка-земля. Импортеры товаров приобретают нужную продукцию за рубежом инвалютой, а вся внутренняя торговля производится старого в национальной валюте.

Таджикистан держит удар
Фото Vecherka.tj

Более того, рост стоимости некоторой импортной продукции порождает повышение цен на отечественной продукции. К примеру, подорожание автотранспортного топлива, который фактически полностью импортируется, провоцирует повышение всех других товаров, потому что растет себестоимость товара при транспортировке из одной точки страны в другую.  

Золотой экспорт

Для поддержания внешней торговли в условиях прошлогоднего сокращения притока денежных переводов и дефицита валюты Таджикистану пришлось продавать запасы драгоценных металлов на сумму около $690 млн.

Мировые цены на золото в 2020 году сильно выросли и 7 августа 2020 года достигли наивысшую за последние два века точку – $2.067,15 за одну унцию.

Согласно статистическим данным, в прошлом году внешнеторговый оборот республики составил около 4,6 млрд, что на 0,8% больше, чем в 2019 году.

Разрыв между экспортом и импортом сократился в минувшем году до 2,2 раза с 3 раза в 2019 году, при этом половину экспорта составляли драгметаллы.

В первом квартале нынешнего года экспорт Таджикистана впервые за годы независимости перевалил над импортом. Экспорт составил $950 млн, а импорт – $845 млн.

Доля драгметалловв экспортной корзине страны за три месяца этого года составляли уже 75%, а главным торговым партнером Таджикистана оказалась Швейцария.

Россия впервые с началом нулевых годов потеряла первую строчку во внешнеторговом обороте Таджикистана (в 90-ые основная часть таджикской внешней торговли приходилась на Узбекистан).

Согласно данным Всемирного совета по золоту (World Gold Council) объем золотых резервов Таджикистана снизился с 22,3 тонн в конце 2019 года до 7,9 тонн в начале текущего года.

На пороге долгового дефолта?

Внешний долг Таджикистана в 2020 году увеличился на $300 млн, и к началу нынешнего года составил $3,2 млрд, что равняется 40,5% ВВП.

Общий объем государственного долга, с учетом внутреннего долга в $500 млн, на 1 января 2021 года $3,7 млрд – 46,8% ВВП.

Международные финансовые институты рекомендуют странам с уровнем развития Таджикистана отказаться от дальнейшего привлечения госдолга при достижении так называемой «красной линии» в отметке 50% к ВВП.

Экономисты Всемирного банка полагают, что любое новое не льготное заимствование дела­ет долг еще менее устойчивым, поскольку Таджикистан подвержен высокому риску долгового дефолта.

Однако правительство республики планирует до конца нынешнего года привлекать долги на сумму около $500 млн.

Бюджетная поддержка доноров

Правительству Таджикистана в июне прошлого года пришлось пересмотреть параметры бюджета из-за существенного сокращения налоговых поступлений. Доходы урезали на 2,5 млрд сомони, а расходы – на 400 млн сомони, в том числе, на ремонтные работы, закупки нового оборудования и техники, а также другие второстепенные расходы. При этом, расходы на здравоохранение были увеличены на 1,6 млрд сомони – до почти 3,6 млрд сомони.

Таджикистан держит удар
Фото tj.usembassy.gov

В результате дефицит бюджета, вместо ранее запланированного 0,4% ВВП (350 млн сомони), установили в размере 5,8% ВВП (4,5 млрд сомони).

Для покрытия образовавшегося огромного дефицита правительство обратилось за бюджетной поддержкой к международным донорам. Эти и другие меры помогли справиться с выполнением запланированных доходов бюджета в объеме 24,3 млрд сомони.

Интуристов всё меньше

Пандемия также нанесла сильный удар по туристическому сектору: в 2020 году республику посетили более 350 тысяч иностранных туристов, что на 72% меньше, чем в 2019 году.

«Если до пандемии доля туризма в ВВП страны была на уровне 2,5% (примерно $250 млн), то в 2020 году доходы от туризма сократились до $72 млн. Это всего 1% валового внутреннего продукта», –

– отметил глава Комитета развития туризма при правительстве Таджикистана Тоджиддин Джуразода в феврале этого года на пресс-конференции.

Притока интуристов в первом квартале текущего года сократился по сравнению с аналогичным периодом 2020 года на 80%. Республику посетили всего около 58 тысяч туристов.

По данным статистического ведомства, в Таджикистане на начало 2021 года действовали 224 туристических компаний, что на 63 компании больше, чем в начале 2020 года.

Что нас ждет впереди?

Согласно прогнозам, правительство ожидает в 2021 году реальный рост экономики страны на уровне 7,6%, ВВП республики запланирован в объеме 92,7 млрд сомони.

В Минэкономразвития надеются на улучшение экономической ситуации в мире и странах СНГ, в первую очередь в странах-партнерах Таджикистана – России, Китае, Казахстане и Узбекистане.

Достаточно высокий уровень роста прогнозируют экономике республики также специалисты Евразийского банка развития – 6,1%.

«Смягчение ограничений в мире и государствах региона по мере прогресса в борьбе с пандемией станет ключевым фактором оживления экономической активности», – полагают представители ЕАБР.

Более скромными является прогнозы аналитиков Всемирного банка, которые предрекают реальный рост экономики Таджикистана на уровне 3,5%.

Умеренный рост экономики страны в нынешнем году они допускают при ус­ловии доступности вакцины от COVID-19. «Восстановление роста в соседних странах, особенно в Китае и России, поддержит активную торговлю, потоки денежных переводов и иностранные инвестиции», – заключают экономисты Всемерного банка.

Дилшод Шарифов

Оцените статью:

Таджикистан держит удар Что экономике РТ принес пандемический год? Ровно год назад власти Таджикистана признали существование нового каронавируса в республике. Многие страны мира вынуждены были ввести локдауны, которые негативно отразились на их экономике. Ограничительные меры спровоцировали падение экономической активности и невиданный рост безработицы. Разорились или претерпели значительные убытки многие жизненно важные отрасли – туризм, авиаперевозки, гостиничный бизнес… Как […]
3.67 1 5 3
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *