Проблемы занятости в Республике Таджикистан в условиях пандемии COVID-19

Экономический кризис, вызванный пандемией COVID-19, обострил проблему массовой безработицы: Резкий рост безработицы, количества бедных (в том числе работающих бедных) может вырасти от 8,8 до 35 миллионов человек в мире в 2020 г.[1] В Таджикистане ее официальный уровень может вырасти до 10-12% от общего объема рабочей силы в случае непринятия экстренных антикризисных мер. Изменения затронули каждое предприятие, каждого работника практически во всех странах мира. При этом пандемия коронавируса выявила слабые стороны экономики республики.

Последствия будут тяжелыми…

В первую очередь, она сказалась на самых уязвимых секторах, особенно в большей степени – на транспорте и в туризме. Большие последствия ощутил на себе сектор услуг, который занимает больше 45% в отраслевом вкладе ВВП страны. В структуре экономики услуги занимают немногим меньше, чем промышленность и сельское хозяйство вместе взятые (49%). Даже краткосрочное закрытие ресторанов, кафе, гостиниц, парикмахерских, остановка работы легальных сервисов такси (один из быстрорастущих сегментов рынка) нанесли ощутимые потери в доходах от ситуации с распространением коронавируса.

Последствия пандемии будут тяжелыми для многих предпринимателей в нескольких аспектах:

  1. карантин остановит функционирование многих компаний банально из-за того, что люди не будут ходить на работу;
  2. те предприятия, которые работают на выручку, понесут убытки, что заставит их ликвидировать свой бизнес. Также следует отметить, что ситуация сильно ухудшит ситуацию с выплатами по кредитам;
  3. население, лишенное своего заработка, просто не сможет оплачивать никакие налоги.

Многие страны уже объявили «налоговые и кредитные каникулы», чтобы хоть как-то снизить убытки, которые несет на данный момент бизнес. Национальный банк Таджикистана пока рассматривает вариант по объявлению «кредитных каникул» и анализирует ситуацию[2].

Замаскированные трудовые отношения создают лишь “видимость”

При этом именно для частного сектора характерны замаскированные трудовые отношения и зависимая самостоятельная занятость. По определению МОТ замаскированные трудовые отношения создают «видимость того, что не существует в реальности, и сводят на нет или минимизируют защиту, предусмотренную законом». Такие трудовые отношения вводят в заблуждение о реальном работодателе посредством найма работников с помощью третьей стороны, либо заключения с работником гражданско-правового договора или договора о сотрудничестве вместо трудового договора, в то же время осуществляя руководство деятельностью работника и предоставляя непосредственные указания о том, как выполнять работу, что не соответствует независимому статусу работника. Кроме того, некоторые трудовые отношения могут носить неоднозначный характер, когда соответствующие права и обязанности сторон определены нечетко, или когда существуют пробелы и несоответствия в законодательстве, включая трактовку юридических положений или норм применения.

По данным Агентства по статистике РТ, на начало января текущего года в стране зарегистрировано 561,3 тыс. индивидуальных предпринимателей.

Кроме того, только в январе-декабре 2019 года ликвидировались 24,4 тыс. индивидуальных предпринимателей, в том числе, 3 тыс. из указанного количества индивидуальных предпринимателей, работающих по свидетельству, 19,4 тыс. по патенту и 2 тыс. дехканские хозяйства. Если учесть, что часть из них не смогли выехать в трудовую миграцию и продолжают трудиться, то – очевидно – они пополнили частный сектор именно в формате неформальной занятости.

Проблемы занятости в Республике Таджикистан в условиях пандемии COVID-19

Анализ показывает, что в настоящее время в республике Международные Трудовые Нормы (МТН), определяющие основные направление политики в сферах, прямо или косвенно затронутых кризисом вследствие пандемии COVID-19, практически не выполняются[3].

Для обеспечения эффективности мер, принимаемых в связи со вспышкой COVID-19 и ее последствиями, необходима атмосфера доверия, создаваемая посредством социального диалога и трипартизма (системы отношений работодателей, профсоюзов и государства в сфере трудовых отношений). Укрепление соблюдения механизмов социального диалога и опора на эти механизмы создают прочную основу для повышения жизнестойкости и обеспечения приверженности работодателей и работников болезненным, но необходимым политическим мерам. Это особенно важно в период повышенной социальной напряженности.

Работники частного сектора более подвержены кризису

По оценкам МОТ, в отсутствие альтернативных источников дохода утрата трудовых заработков может вызвать рост относительной бедности среди занятых в частном секторе и неформальных работников и их семей более чем на 21 процентный пункт в странах с уровнем дохода выше среднего, почти на 52 пункта в странах с высоким уровнем дохода и на 56 пунктов в странах с низким уровнем дохода и доходом ниже среднего уровня[4]. К ним относятся работники в таких секторах, как гостиницы и розничная торговля и многие другие отрасли, в том числе фермеры, производящих продукцию для городского рынка. Поскольку тем, кто занят в неформальной экономике, необходимо работать, самоизоляция и другие карантинные меры вызывают социальную напряжённость, протест и законопослушание, что ставит под угрозу усилия правительств, нацеленные на защиту населения и борьбу с пандемией.

Если смотреть на сектор занятости, задействованные в государственном секторе относительно более привилегированны, чем работающие в частном секторе и неформально занятые. Это в первую очередь связано с тем, что занятые в госсекторе, помимо того, что пользуются гарантиями, предусмотренными трудовым кодексом, также пользуются преимуществами систем социальной защиты, предусмотренных действующим законодательством. Соответственно, маловероятно, что работники в общественных секторах сталкиваются с любыми существенными рисками увольнения (независимо от их способности к удаленной работе).

Поэтому крайне важно говорить о работниках частного и неформального сектора, поскольку они имеют значительную долю на национальном рынке труда

Агентство по статистике Республики Таджикистан, в целях оценки (в том числе) уровня неформальной занятости, провело уже три Обследования Рабочей Силы (ОРС 2004, 2009 и 2016). Однако известно, что обследования рабочей силы обычно не полностью отражают неформальную экономику, особенно такие сферы, как работа независимых подрядчиков, или концерты, проводимые в виртуальном режиме. Тем не менее, очевидно, что доля неформальных работников является значительной. Они представляют наиболее уязвимую группу во время кризиса, потому что их заработок напрямую зависит от их ежедневного труда – таким образом, пребывание дома буквально означает отсутствие дохода.

19 марта Правительство Таджикистана приняло “План мероприятий Правительства Республики Таджикистан о предотвращении воздействия потенциальных рисков пандемии коронавируса в мире на национальную экономику”[5].
План включает 23 пункта, в том числе: значительное увеличение импортозамещающего производства, привлечение иностранных инвестиций, привлечение финансирования со стороны Международного валютного фонда (МВФ) и международных донорских организаций, возможное предоставление налоговых льгот.

Оказание поддержки частному сектору, включая дехканские хозяйства вызвана необходимостью эффективности карантинных мер, уменьшения социальных проблем и уменьшения риска социальных катастроф, во избежание потери человеческого капитала и перехода экономики в новое равновесие с депрессией, а также поддержки спроса, что является поддержкой малого бизнеса.

Меры предпринятые Правительством РТ

Правительством Республики Таджикистана в целях предотвращении воздействия COVID-19 на социально-экономические сферы страны предоставлены некоторые льготы населению, малому и среднему бизнесу. Решение принято спустя более месяца после того, как власти Таджикистана официально признали наличие в стране коронавирусной инфекции. Представители малого и среднего бизнеса подвергали критике таджикское правительство за проявление безразличия к ним во время кризиса.

В Указе, подписанном Президентом РТ Эмомали Рахмоном, отмечается[6] ряд мер и льгот, которые должны были бы способствовать смягчению влияния пандемии на для представителей частного сектора. Серди них предполагалось предусмотреть налоговые каникулы, освобождение приостановивших субъектов свою деятельность из-за COVID-19 от уплаты арендной платы за госсобственность, запретить применение мер налоговой ответственности, освобождение  индивидуальных предпринимателей, работающих согласно патенту от исчисления и уплаты налогов и много другое.

В Указе также сказано, что до конца года будет отложено рассмотрение вопроса о повышении тарифов на услуги, в том числе на электроэнергию, воду, ирригацию, связь и коммунальные услуги. Национальный банк Таджикистана обязан предоставить чрезвычайные кредитные средства финансово-кредитным организациям для поддержания уровня ликвидности банковской системы в случаях форс-мажорных обстоятельств в рамках действующего законодательства. Он также потребовал не применять штрафные санкций «к субъектам хозяйствования и физическим лицам, не имеющих возможности исполнения своих долговых обязательств с 1 мая по 1 октября 2020 года по срочным кредитам».

При этом очевидна необходимость соблюдения международных стандартов труда (тем более, если они базируются на ратифицированных Республикой Таджикистан Конвенциях МОТ).

Международная организация труда разработала систему международных трудовых норм, направленную на развитие возможностей женщин и мужчин иметь достойную и продуктивную занятость в условиях свободы, равенства, безопасности и достоинства.

В то же время соблюдение основных положений международных трудовых норм, относящихся к охране труда, социальному обеспечению, занятости, недопущению дискриминации, условиям труда и защите отдельных категорий работников, также способствует соблюдению принципа достойного труда во время пандемии COVID-19.

Неформальная экономика неоднородна

Сложность поддержки частного предпринимательства (в т.ч. и неформально функционирующего) в Таджикистане заключается в следующем:

Неформальные частные предприниматели и их работники не стоят на учёте, и поэтому государственным органам трудно выявлять и охватывать уязвимые группы в неформальной экономике, а те, кто занят в неформальной экономике, опасаются контактов с государственными органами.

Неформальная экономика крайне неоднородна; поэтому меры в области политики должны приниматься с учётом разных характеристик, обстоятельств и потребностей работников и экономических единиц.

В процесс разработки и осуществления эффективных и справедливых мер реагирования необходимо вовлекать основных участников рынка труда, в частности, правительства и наиболее представительные организации профсоюзов и работодателей. Частные предприниматели и работники неформальной экономики должны иметь возможность высказываться о мерах, которые их непосредственно затрагивают, и защищать свои интересы. Их участие на раннем этапе процесса также позволит повысить эффективность принимаемых мер.

Учитывая роль профсоюзов и организаций работодателей в институтах и процессах социального диалога, в сложившихся условиях становится ещё важнее, чтобы они продолжали укреплять связи с организациями, работниками и предприятиями неформальной экономики. Это будет способствовать проведению инклюзивного социального диалога, в котором полнее будут учитываться конкретные потребности субъектов неформальной экономики.

Влияние пандемии на страны неодинаковы

Пандемия COVID-19 не влияет на все страны с одинаковой силой и в одно и то же время. При этом все страны подвержены риску и должны быть готовы к преодолению последствий пандемии в сфере здравоохранения, в экономической и общественной жизни.

В основе мер, принимаемых в сфере политики, должен лежать трёхсторонний и двусторонний социальный диалог. Организации работодателей и работников могут играть решающую роль в предоставлении и поддержке вспомогательных услуг, таких как доступ к новым технологиям, финансам и услугам по развитию бизнеса, а также в развитии связей с формальными предприятиями как средства, поощряющего формализацию. Чтобы быть ещё более эффективными, эти меры должны быть нацелены на укрепление диалога и сотрудничества между трёхсторонними партнёрами и организациями, представляющими интересы субъектов неформальной экономики. Кроме того, поскольку сами правительства сталкиваются с беспрецедентным финансовым кризисом, мобилизация бюджетных ресурсов, необходимых для поддержки неформальных предприятий, требует масштабного перераспределения бюджетных средств, выпуска государственных облигаций или заимствования у многосторонних организаций. Поэтому для предотвращения возможного негативного влияния перераспределения бюджета на экономику в целом необходимо проводить эффективные консультации с социальными партнёрами.

Поэтапный многосторонний подход к восстановлению должен включать в себя незамедлительные меры в сфере социальной защиты и занятости, направленные, в том числе, на экономическое восстановление на местном уровне.

В контексте экономического спада особое значение имеет поддержание минимального уровня оплаты труда, так как, в целом, он может обеспечивать работникам защиту в ситуации уязвимости, содействовать снижению бедности и способствовать экономической стабильности.

Бабаджанов Р.М.- к.э.н., доцент, член-корреспондент Инженерной Академии Республики Таджикистан


[1] Вестник МОТ, выпуск 2: COVID-19 и сфера труда Обновленные оценки и анализ: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—europe/—ro-geneva/—sro-moscow/documents/briefingnote/wcms_742254.pdf

[2] Вестник МОТ, выпуск 2: COVID-19 и сфера труда Обновленные оценки и анализ: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—europe/—ro-geneva/—sro-moscow/documents/briefingnote/wcms_742254.pdf

[3] Необходимо отметить, что Правительство Таджикистана реализует Плана мероприятий по предотвращению и снижению воздействия потенциальных внешних рисков на национальную экономику. План предусматривает предоставление налоговых льгот малому и среднему бизнесу, отсрочку неналоговых проверок и привлечение финансовой помощи от международных финансовых организаций. В рамках данного плана мероприятий в целях поддержки отечественных производителей товаров разработан проект соответствующего нормативно – правового акта о предоставлении налоговых льгот и налоговых каникул уязвимым субъектам малого и среднего бизнеса. Также неналоговые проверки деятельности субъектов предпринимательства будут в разы сокращены.

[4] МБТ: COVID-19 and the impact on agriculture and food security,отраслевая справка МОТ (Женева, 17 апреля 2020 г.).

[5] https://medt.tj/ru/news/novosti-ministerstva-ekonomiki/1493

[6] Указ Президента Республики Таджикистан «О предотвращении воздействия инфекционного заболевания COVID-19 на социально-экономические сферы Республики Таджикистан, №1544г., 5 июня 2020г.

Оцените статью:

Проблемы занятости в Республике Таджикистан в условиях пандемии COVID-19 Экономический кризис, вызванный пандемией COVID-19, обострил проблему массовой безработицы: Резкий рост безработицы, количества бедных (в том числе работающих бедных) может вырасти от 8,8 до 35 миллионов человек в мире в 2020 г.[1] В Таджикистане ее официальный уровень может вырасти до 10-12% от общего объема рабочей силы в случае непринятия экстренных антикризисных мер. Изменения затронули каждое предприятие, каждого работника практически во всех […]
2 1 5 3
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

3 ответа

  1. Резкий рост безработицы, количества бедных (в том числе работающих бедных) может вырасти от 8,8 до 35 миллионов человек в мире в 2020. ЦИФРЫ НЕВЕРНЫЕ. НАДО СНЯТЬ СТАТЬЮ.

    1. Уважаемый Икром,
      Спасибо за то, что прочитали статью, и выссказали свое мнение / предложение.
      На источник имеется ссылка, и он – в свободном доступе в интернете.
      Но дело не столько в цифрах, сколько в самой тенденции, которая усугубляется с каждым днем – если не предпринять превентивные меры…

  2. Уважаемый Бабаджанов Р.М. ! В интернете много чего написано, в том числе фейки, глупости и ошибочные цифры. Подумайте сами, в мире живет 9 миллиардов человек. Это 9 тысяч раз по миллиону. А вы ссылаетесь на глупую ссылку, указываете число бедных 8 миллионов в мире. В одном Таджикистане из 9,5 миллионов живет в бедности бедных не менее 25% а именно нн менее 2 миллиона человек. Поэтому когда читаешь глупые цифры, дальше читать не хочется. Вы к сожалению не подошли критически к цифрам. Число бедных в мире не 35 миллионов, а в 20 – 30 раз больше. Поэтому надо ошибочные цифры удалить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *