Послание-20: Кто мешает Эмомали РАХМОНУ?

Напрасно некоторые потешались над постом группы молодых ребят, опубликованном несколько дней назад в Фейсбуке. Они, как и было отмечено в публикации, лишь хотели внести какую-то новизну в вопросы обсуждения президентского послания.

Прежде всего, для этого ребята подсчитали, что в последнем послании Эмомали Рахмона было использовано 301 предложение, 294 абзаца, 9183 слова, 58 380 букв, из которых 34 075 гласные и 23 447 согласные, 852 цифры, 288 точек, 705 запятых и 13 восклицательных знаков.

Наивно и простодушно? Да. Но все же, я считаю, что надсмехаться над ними не стоит. И вот почему:

Во-первых, по сравнению с теми, кто, возможно по чьему-то распоряжению, занимается только распространением текста послания либо цитат из него, это выглядит хоть каким-то поиском новизны. Пусть и весьма простодушным.

Во-вторых, контент-анализ речи политиков в мире дело вполне себе обыденное. Аналитики и эксперты подсчитывают, сколько раз тот или иной политический деятель использовал в своей речи некое слово, при произнесении каких слов менялось выражение его лица, каким было общее настроение аудитории в зале: сколько раз аплодировали, смеялись, улыбались либо, наоборот, выражали недовольство. Конечно, труд вышеупомянутых молодых ребят анализом контента никак не назовешь. Но, все же, это было чем-то отличным от других.

Однако серьёзный контент-анализ, выполненный аналитиками и экспертами, раскрывает, какой важный месседж должен воспринять народ и на чем будет сфокусирована страна в следующем году.

Такой подход, к сожалению, в социально-политической среде Таджикистана практически не наблюдается. Только в 2006-08 годах в тогда еще действующей газете «Нигох» ваш покорный слуга вместе с учредителем издания предпринимали попытки чего-то подобного. Других случаев не припоминаю.

«Это послание охватывает все стороны жизни страны»

В результате, очередное послание Эмомали Рахмона, которое с 2001 года было 20-м по счёту, освещается и оценивается практически однотипно. Который год мы наблюдаем, как транслируют по ТВ и теперь в социальных сетях: люди в  министерствах и ведомствах смотрят послание по телевизору в прямом эфире, редкие желающие на выходе отвечают на вопросы журналистов ТВ, неизменно сообщая, что «это послание охватывает все стороны жизни страны», в правительственной и полуправительственной прессе в поддержку послания публикуется множество приблизительно одинаковых по содержанию статей, позже депутаты отправляются в народ, разъяснять содержание послания… И так уже 20 лет.

Правда, есть одно различие в этом году. В прежние годы Эмомали Рахмон выступал с посланием весной. Позже дату выступления сместили на конец года, и лишь в этом году оно состоялось в начале. Возможно, по этой причине оно воспринимается как некий итог года работы правительства. Хотя на то есть и другой резон: в отличие от президентов многих других стран Эмомали Рахмон является также и председателем Правительства Таджикистана. Таким образом, можно предположить, что послания президента Рахмона тогда освободятся от бремени официальной статистики и будут содержать серьёзные послания народу, когда реально заработает институт Лидера нации. 

Послания из послания Эмомали Рахмона

Уже двадцатое по счёту послание Эмомали Рахмона тоже должно было быть абсолютно другим. По крайней мере, этого ожидало аналитическое сообщество страны. Поскольку:

А) Это было 20-е послание, а юбилейные цифры часто обретают особое значение;

Б) Послание было озвучено накануне 30-й годовщины Государственной независимости Таджикистана и было неким итогом 29-летнего правления Эмомали Рахмона;

В) В некоторых аналитических кругах  придерживаются мнения, что после подведения итогов 30-летия независимости существует вероятность серьёзных изменений на уровне руководства Таджикистана.

Послание-20: Кто мешает Эмомали РАХМОНУ?

Однако это осталось всего лишь ожиданиями – в послании не случилось и намёка на какое-либо из них. Конечно, при чтении продолжительного текста на протяжении 2 часов 25 минут, состоящего, как было сказано выше, по сути, из данных статистики, Президент Таджикистана иногда выходил за рамки текста и говорил, как считается, самые главные, самые значимые свои слова. Но ощущалось, что и в такие моменты он очень осторожничает. Одной из особенностей послания Эмомали Рахмона в этом году было то, что и, отвлекаясь от текста, он старался большей частью озвучивать статистические данные. Возможно, тем самым он хотел донести до внутренней и зарубежной аудитории, что, несмотря на большую повседневную нагрузку, способен держать всю информацию в своей памяти.

К примеру, выйдя за пределы текста в первый раз, когда он говорил о «проблеме №1» Таджикистана – мигрантах, президент вне текста заявил:

«Хочу донести до вас один тонкий и важный момент. Из 460 тысяч уезжавших только 111 тысяч смогли это сделать. На что я тем самым хочу вам указать: у нас внутри страны есть ресурсы и возможности для  того, чтобы в будущем, работая еще лучше, создавать производственные и сельскохозяйственные предприятия и обеспечивать свой народ рабочими местами».

Или, затрагивая тему 30-летия Независимости, он снова отвлекся от текста: “К 30-летию Независимости мы должны построить и сдать в эксплуатацию 18 тысяч 300, а всего 25 тысяч объектов. За чей счёт это всё? Из бюджета государства? Нет. Это и есть вклад предпринимателей. В большинстве своём. Но при принятии законов и постановлений, прикрываясь интересами контроля, рисками, возможным невыполнением плана, часто стараемся создать искусственные препоны. Страхуем себя перед правительством, руководителем государства. А перед народом? Кто ответит, когда нет хлеба на столе у людей?».

Такая же ситуация наблюдалась, когда он с гордостью говорил о достижениях сектора птицеводства Таджикистана:

“Два года назад Таджикистан импортировал 60 тысяч тонн мяса птицы. Почти 50 миллионов долларов нашей валюты уходило за рубеж. В 2017 году мы производили внутри страны лишь 2-3 тысячи тонн, а когда предоставили льготы, за два года производство мяса птицы достигло 30 тысяч тонн. Уверен, что еще два годя спустя его импорт совсем прекратится».

Либо, когда зачитывал данные по земельным площадям, находящимся в пользовании населения, экспромтом добавил:

“А теперь подсчитайте, сколько земли находится в пользовании у населения. Мы подсчитали, что 230-240 тысяч гектаров. Если 50% из них относится к землям под жильё и другое строительство, еще 50%, в пределах 115 тысяч гектаров – сельскохозяйственного назначения. Люди могут получать из приусадебных участков сотни центнеров урожая».

Другой месседж, направленный Эмомали Рахмоном присутствующим, в частности депутатам парламента, состоящего частично из так называемых оппозиционных политических партий, состоял в том, что правительство не оставит им и подобным им никаких поводов для серьёзной критики. Это было сказано в контексте вопроса улучшения дорог и 50-го места Таджикистана среди 140 стран мира в рейтинге по этому показателю. Вне текста было добавлено:

«К сведению депутатов, когда принимаете наказы от избирателей».

При том, что он очень хорошо знает, что депутаты Маджлиси намояндагон больше не имеют права принимать «наказы». Можно заключить, что эта ремарка была лишь к тому, чтобы подчеркнуть: правительство не оставляет им «пищи для критики».

На самом деле, возможно, эти депутаты, известные своей молчаливостью и поддержкой правительства, не ожидали такого отношения к себе. К слову, тут же президент подверг критике чиновников и депутатов парламента за то, что они все еще мыслят как в советское время и все взваливают на бюджет. Иными словами, указал на отсутствие инициативы.

Послание-20: Кто мешает Эмомали РАХМОНУ?

Это действительно важный вопрос: почему большинство действующих таджикских чиновников отбрасывает от себя инициативу куда подальше? Они боятся? Зависимы? Или что-то еще мешает?

Если бы в послании было бы уделено больше внимания данному вопросу, мероприятие было бы приближено к статусу серьезного процесса. Инициативность чиновников в ситуации, в которой мы с вами находимся, очень важна. Только на двоих из числа новых членов старого правительства люди смотрят еще с какими-то надеждами: это Ширин Амонзода и Шерали Кабир.

В других ситуациях, так как дела по обращению в низовые инстанции решения не находят, народ предпочитает обращаться непосредственно к Эмомали Рахмону.

Не слишком ли большая нагрузка для и так сильно занятого президента?

Именно поэтому как-то депутат парламента и председатель ДПТ Сайджафар Усмонзода сказал в ходе одного интервью, что некоторые представители правительства делают больше, чем иные оппозиционеры.

Так, кому нужны такие чиновники? Народу, разочаровавшемуся в них? Правительству, у которого, особенно в эти дни, сто других проблем?

Может, самая важная часть послания Президента Таджикистана как раз к ним и относилась: «Наша с вами обязанность – находится рядом с народом. Не контролировать – вкладывать надо. Если не можете помочь, не мешайте!»

Или эти слова Президента адресовались кому-то другому?

Но к кому?

Раджаб Мирзо

Оцените статью:

Послание-20: Кто мешает Эмомали РАХМОНУ? Напрасно некоторые потешались над постом группы молодых ребят, опубликованном несколько дней назад в Фейсбуке. Они, как и было отмечено в публикации, лишь хотели внести какую-то новизну в вопросы обсуждения президентского послания. Прежде всего, для этого ребята подсчитали, что в последнем послании Эмомали Рахмона было использовано 301 предложение, 294 абзаца, 9183 слова, 58 380 букв, из которых […]
3.55 1 5 11
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *