Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»

15 мая 1930 года основана киностудия «Таджикфильм», и она в прошлом году отметила свое 90-летие. Это несомненно веха. За время своего существования она выпустила в свет много кинолент, включая известные картины немого кино, режиссеров Комила Ерматова, Л. Печорина, М. Вернера и Д. Васильева. Но продукты киностудии, отдельная тема для разговора, который требует экскурса в историю «Таджикфильма», и достойного празднования юбилея кузницы таджикских фильмов. Моя статья отчасти связана с этим событием. Она посвящена творчеству Искандара Усманова, активному кинодеятелю страны, имя которого известно как внутри, так и за пределами страны.

Одна из важных тем, затрагиваемых в творчестве Искандара – это тема простого человека и приграничных конфликтов. После недавнего вооруженного противостояния на границе Таджикистана и Кыргызстана она стала особенно актуальной. Приграничная тема не спроста волновала и волнует художника, судьбы людей, которые находятся под дулами автоматов с обоих сторон. Поэтому беседу с режиссером и сценаристом Искандаром Усмановым решили начать именно с этого.

– Фильм «На границе» Тынчтыка Абылкосимова, снятый по вашему сценарию получил главную награду Всероссийского фестиваля авторского короткометражного кино «Арткино» в 2020 году, вы также получили приз за лучший сценарий короткометражного фильма в Иране. «На границе» и сейчас продолжает участвовать в других фестивалях. Можете поподробнее рассказать о теме приграничья, которая так остро отражена в вашем творчестве?

– Историй, тематически связанных с границей, было написано несколько, если говорить точно, то их было четыре. Все истории  были написаны еще в 2018 году. Это рассказы о жизни людей, живущих в приграничных районах, простые истории их судеб. Меня всегда волновала тема людей, живущих на границе. Там кипит совершенно другая жизнь!  В 2019 году киностудия «Кыргызфильм» предложила экранизировать только один рассказ и это «Что я забыл?». Он посвящен приграничной жизни старика, истории Баткена и Исфары. И вот даже средства моих кыргызских  коллег были распределены, но они нашли нужную сумму. Главный посыл фильма – оставаться людьми в любой критической ситуации. Рассказ о том, что в потоке суеты мы забыли истинные ценности жизни. В фильме люди говорят на трех языках: таджикском, русском и кыргызском.

Если в моем фильме история заканчивается на позитивной ноте, то последние приграничные события говорят об обратном. И меня как художника волнуют проблемы этих людей. В истории людей, я ищу самого себя, свою душу. Их боль – моя боль. Я ищу настоящий мир за пределами городов. Мне кажется, вся жизнь, вся борьба за свое существование происходит за пределами больших городов.

Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»
Исполнитель главной роли в фильме “На границе” Умарали Сатторов.
Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»
Процесс съемки фильма “На границе”

Кроме этого, вышеупомянутого приза, в 2020 году фильм получил призы лучшего короткометражного фильма на фестивале азиатских фильмов LEAFF в Лондоне. В 2019 году премьера фильма состоялась на «7-м Форуме Молодого кино стран СНГ», фестивале «Умут», в Бишкеке и победила в номинации «актуальность идеи», а также получила приз в Японии на молодежном фестивале кино. Съемки фильма проходили в Баткенской области, кстати сказать, там, где была пролита кровь жителей этого района с обоих сторон, в этом году. Хотя производство фильма происходило на базе «Кыргызфильма», важная помощь во время съемок была оказана Канибадамским театром. Также все военное обмундирование было настоящим. Я благодарен управлениям охраны границ с обоих сторон за содействие в производстве фильма. Скоро начнётся работа над новым киноальманахом с кинематографистами из четырех стран ЦА о приграничных историях! Пока мы ждем подтверждения финансирования от продюсеров и доноров! 

– Скажите, а Вы выходили с предложением экранизации остальных историй приграничья к Таджикфильму?

– Да, такие предложения нами уже выдвигались, но пока тишина. Единственно Тахмина Раджабова экранизировала одну из историй, немного поменяла ход событий и саму историю, но это не связано с производством студии «Таджикфильма», это ее курсовая работа в рамках учебы во ВГИКе.

– Вы являетесь одним из менторов Центрально-азиатской лаборатории сценарного искусства ЮНЕСКО сейчас, там в школе прошли два участника с РТ. Можете побольше рассказать об этой вашей деятельности? Какие могут быть результаты в контексте таджикского кинематографа?

– Сейчас, к сожалению, уже один участник остался от Таджикистана, другого исключили за пропуски занятий. История такова, что в 2019 году мы проводили фестиваль «Золотой тюльпан», национальная кинопремия, в рамках обсуждений круглого стола, с участием Посла Франции, представителей ЮНЕСКО в Центральной Азии, Института Гёте в ЦА. На нём я выступил с инициативой продвижения центрально-азиатского кинематографа как в регионе, так и за ее пределами. Подробно рассказал о ситуации вокруг кинематографии в ЦА, об отсутствии устойчивой сети ЦА молодых кинематографистов, отсутствии арт-лабораторий, арт-резиденций в данном секторе. К моим словам внимательно прислушались, и я рад, что стал одним из тренеров Центрально-азиатской лаборатории сценарного искусства ЮНЕСКО.

Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»
Практические занятия в детской киношколе. Съемки ролика про детей-сирот.

Мы в апреле выбрали участников из ЦА и уже успешно работаем над совершенством их сценарного мастерства. Итогом этой школы будет то, что после 6 месяцев учебы слушатели мастер-классов со своими сценариями «пойдут на питчинг» в Алмааты, то есть на презентацию своих  кинопроектов. Осенью этого года они выступят перед европейскими и азиатскими продюсерами, чтобы получить деньги на производство своих сценариев и заявить о себе как сценаристах данной лаборатории. Надеюсь, самые лучшие сценарии получат поддержку и финансирование.

– Есть еще и другая лаборатория, в которую Вы вовлечены: «мастерская кино для детей и подростков». Что случилось с этим проектом? Есть ли результаты?

– Мне очень важно образование, а самообразование еще важнее. Есть уроки в школе, в университете, уроки твоего мастера, а есть еще уроки жизни, и все эти уроки мы должны изучить. Я всегда думал, как сделать так, чтобы с детства дети приучались к производству кино. Решил начинать с небольшого курса для детей с 7 до 16 лет. В 2018 году пригласили детей, отобрали около 30 детей и начали приобщать к кинематографу. Назвали мы эту инициативу Экспериментальная Школа Детского Кино, хотя слово «экспериментальная» больше подходит мне самому, так как я сам больше экспериментирую и учусь! Поверьте, многому учусь у своих учеников детей, их фантазии, юмору, историям.

Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»
Мастер-классы от И.Усманова. Ученики киношколы на занятиях.

Мой мастер Анвар Бурханович Тураев всегда советовал воспитывать своего зрителя. И это должно быть с юных лет. Результаты этого воспитания невозможно получить сразу, но посеять семена просвещения можно и нужно сейчас. Мы не знаем, когда эти семена могут взойти, но самое главное начать просветительскую деятельность. Несомненно, что все эти дети не пойдут в кинематограф, но очень важно их приобщить к искусству кино, и потом они сами выберут свой путь, так как научатся видеть мир, жизнь через объектив камеры. Эти курсы, конечно, развили фантазию во многих моих учениках, придали смелость в высказывании своего мнения, приобщили к истории кино через просмотр фильмов всемирных мастеров. Наши курсы только приоткрыли двери в большой мир, который способствует развитию человека, его талантов. Это одна сторона, а с другой стороны, я получаю столько информации о них самих, об их мире, их радостях, страхах, боли и отношениях к явлениям и предметам. Мы сделали совместные фильмы и уже получили призы на международных детских кинофестивалях.[1]

Сейчас мы закончили весенний сезон, и мы собираемся переходить к летнему сезону. Но я считаю, что развитие этой кино-мастерской для детей не только моя заслуга. Это заслуга и преподавателей, которые тратили свое время и знания за скромное вознаграждение, родителей, которые не жалеют своего времени для развития своих детей, и конечно доноров, которые часто идут на встречу поддержки инициатив. Доноры — это не только международные организации, но и меценаты, друзья, которые часто протягивают мне руку помощи. Но самое главное, это то, что уже невозможно бросить эту школу. Дети поверили в идею этой мастерской, и отступать из-за отсутствия финансирования, материальной помощи – невозможно. Мы не теряем связи с международными кинофестивалями. Получили признание и призы в Грузии, Украине, России и Таджикистане. Разве это не прекрасно – видеть горящие глаза детей после стольких трудов!  Я ищу любой возможности продолжить полноценное функционирование школы. Кроме деток, я планирую набрать группу студентов, которые уже имеют представление о производстве кинематографа, но не имеют достаточного опыта для производства фильмов, но с этой группой немного сложнее работать. Нужно время для всех этих планов!

– Вы упоминали о воспитании зрителя – это как? Что входит в «пакет воспитания зрителя»?

– Конечно, когда мы говорим о воспитании, зрителя, детей, сообществ, этим не должны заниматься только педагоги, но и мы кинематографисты. Но дело в том, что самое главное не надо играть в «поддавки со зрителем». Не надо идти у него на поводу. Не надо делать его дураком, не надо ему разжевывать все. Кино не должно давать рецепты, отвечать на вопросы, оно должно ставить вопросы. Кино не дидактический материал. Кино не должно говорить, что хорошо и что плохо, оно должно показывать и зритель должен решать хорошо это или плохо. Киношники очень часто гоняются за «жареной» темой, связанные с нашим социальным неустройством, но самое главное — это подача. Важна подача художественного образа, на что у нас мало обращают внимания. Темы насилия, и другие социальные проблемы очень важны, но как их подают наши кинематографы остается сомнительным.

Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»
Ученики Экспериментальной Школы Детского Кино. Мастер-класс по актерскому мастерству.

Роль режиссера очень важна. Какой ключ подберет режиссер перед которой стоит, вот такой и будет фильм. Эта метафора очень важна в понимании воспитания зрителя. Историю нельзя подавать открыто, ее нельзя разжевывать зрителю, ее надо скрыть, чтобы был интерес, и чтобы была интрига и задавали вопрос ПОЧЕМУ? Мы забываем использование символизма в кино, метафору, подтекст; наши диалоги настолько банальны, что просто грустно становится от нашего кино. Нет правильной структуры в фильме или же драматургия истории, история героя не интересно изложена. Это ошибка в начале работ, то есть когда пишется сценарий фильма. 

– Перспективы развития кинематографа в стране?

– Есть замечательный фестиваль «Дидор», способствующий созданию и показу очень хороших фильмов в стране. Но этого недостаточно. У нас отсутствуют площадки для показа своих фильмов  и открытого их обсуждения. Обычно каждый фестиваль имеет время для питчингов, мастер-классов, чего никогда не было на фестивале «Дидор». Конечно, были панельные дискуссии, типа «круглых столов», но этого мало, учитывая, сколько мастеров приезжало к нам во время проведения фестиваля.

Мне отрадно осознавать, что иногда люди получают гранты. Вот, Вы, Лолисанам, например получили грант от КЦ «Бактрия», но было ли публичное обсуждение вашей идеи? Почему не выставили в открытый доступ, чтобы понять, кто кому что дает и за какие идеи[2]. Буквально сегодня днем прошел показ еще одного фильма таджикского режиссера в «Таджикфильме» – скрытно, закрыто, не «по- нашенски», не по-киношному! То есть, принцип «сами снимаем, сами смотрим, сами оцениваем, сами гуляем» — это вредно для любой сферы жизни, тем более в кинематографе. К сожалению, я не увидел никакого новшества со стороны организаторов фестиваля «Дидор» за последние эти года. Это хорошо, что привозят хорошие фильмы для просмотра, но дальше этого не было никакого прорыва фестиваля «Дидор»[3]. За время существования «Дидора» можно было сделать прорыв в кинематографе нашей страны, именно благодаря поддержке новых идей и этого фестиваля.   

Еще одна беда таджикского кинематографа, что никто не дает ей объективной оценки. Когда у нас проходят премьеры, мы забрасываем цветами друг-друга, а потом начинаем обсуждать за глаза. На самом деле надо обсуждать фильмы «в глаза». Обычно мы делаем фильмы для своих друзей, себя, своих семей, женщин и соседей. Свои всегда похвалят. А я всегда говорю режиссерам, это не ты плохой, это может ты что-то не знал, или пропустил в производстве фильма, но это исправимо. Надо адекватно воспринимать критику, надо уметь спорить, и принимать критику. Ничего личного не должно быть в обсуждении работ. Мы все  хорошие, беда, фильмы плохие делаем!

– Но, с другой стороны, Ваш взгляд ведь тоже может субъективным, и Вы тоже можете быть не правым?

– Да, могу быть субъективным и неправым. Но давайте обсуждать и доказывать свою правоту. Я может и не прав, но показывая на экране видео-аппликацию, и говорить мне это кино, вам не дает право уходить от моего вопроса или анализа! Кинематография это не спортивный турнир, где кто пришел первым, получает золотую медаль. Это миллион зрителей и столько же мнений. Но есть правила, и если ты нарушаешь эти правила, то ты должен пояснить, почему ты их нарушаешь. Хотя, ты можешь написать свои правила в кинопроизводстве и нарушить их, но законы драматургии ты не имеешь права нарушать! Это еще со времен Аристотеля. Вот, например, возьмем течение «Партизанское Кино» Адильхана Ержанова[4] из Казахстана, который минимальными средствами развивает свой кинематограф. Это движение ребят ставит во главу угла независимость, честность и правду в кино, они точно знают, что любят и что ненавидят. Они пытаются сблизить народ с кино, возвращают первоначальный смысл кинематографа. Снимают кино вместе с командой и получают порцию критики и достойно отвечают, и позвольте заметить, критика их делает сильнее.  

– Художник и общество? Вы уже озвучили одну из проблем взаимодействия художника и зрителя, не идти на поводу у зрителей, а какие еще существуют проблемы между творцом и обществом? Ваше видение развития таджикского кинематографа?

– Всем творцам во все времена было не просто жить. Они не часть политики, не часть людей, которые принимают решение. В своей большей части это всегда люди-аскеты. Художники все равно как-то выделялись своим поведением или мировоззрением; их считали или сумасшедшими или убогими, не от мира сего. Художник – это проводник чистоты, искренности между людьми, между сообществами. Кстати, мой друг казахский режиссер Адильхан Ержанов, основоположник движения «Партизанское кино» в своей стране говорит, что не может быть «красоты без грязи», то есть все его творчество посвящено доказательству этого тезиса. Главное в паре слов «художник-общество» – это беседы, общение, взаимодействие и открытость, независимость от некоторых обстоятельств, политических партий и конфессий. Да, еще нужна финансовая поддержка, конечно. Я считаю, что без денег невозможно сделать стоящий фильм. Андрей Тарковский говорил, кино самое беднейшее искусство, которое зависит от денег!

Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов»
Главный приз Международного фестиваля “Арт-кино”, 2020 год – Лучший короткометражный фильм.

– Но вы сейчас противоречите самому себе, приводя в пример «Партизанское Кино» как малобюджетный кинематограф…

– Я нисколько не противоречу себе. Их малобюджетный фильм – это все равно бюджет для нас. Все познается в сравнении. И потом у них, у самого Ержанова мощная поддержка друзей, меценатов, у них есть цеховая солидарность, чем мы никак похвастаться не можем. И потом надо говорить о том, что, когда поднимается вопрос реструктуризации Госкино, надо говорить о структуре акционерного общества. Штат Госкино доходит до 100-150 человек, и чем они все занимаются? На одного режиссера, наверное, по 10 штатных сотрудников Госкино. Зачем нужна такая громоздкая структура? А вот если бы это был концерн, или акционерное общество, решили поддержать чью-то идею, например, и все силы брошены на производство этого фильма. Другой раз, другую идею. Тогда это могло работать. Конечно, можно и частный концерн открыть. Но знаете, надо сделать все возможное, чтобы художник не «сгорел», чтобы не потерял искру своего творчества. Ведь очень часто наши бытовые проблемы, обиды, травмы, наше цеховое отчуждение способствует опусканию рук или потере вкуса и вдохновения в той или иной работе.  А  что касается развития кинематографа в стране, это должно быть в первую очередь внимание от нашего  государства к кино отрасли, ее поддержка важна не только в производстве, но надо усилить современное обучение, реализовать механизмы проката, развить строительство кинотеатров и дать должное внимание ВУЗам, которые готовят специалистов кино. Хотя, сказать, что нет поддержки, тоже нельзя, усилить это необходимо как в других странах. Тем не менее, я считаю надо сейчас объединять все человеческие резервы вокруг себя.

– У нас, кстати, есть хоть одна передача о кино на гос. каналах? Ведь, Вы, Искандар смогли бы вести ее, у Вас талант держать внимание публики, и разъяснять что к чему в кино?

– Не знаю, наверное, смог бы. Если говорить о консолидации сил, то отличный пример подали наши соседи. Я имею ввиду недавний указ Президента Мирзиеева об объединении трех поколений кинематографистов в одну структуру и пересмотр кинопроизводства. Около 70 кинематографистов старшего, среднего и молодого поколения режиссеров будут частью одного агентства, которое стремится к прорыву в глобальном киномире. 250 кинотеатров будут построены! Это круто, нужно только желание изменить ситуацию к лучшему. Важно отметить, что кино это не только важнейшее из всех искусств, но это  мощная идеология. Это пропаганда традиций, культуры и сохранения истории страны. Истинных ценностей и человеческой нравственности, наконец! Я желаю всем удачи, своим коллегам, друзьям, которые, не смотря ни на что, на трудности и административные барьеры, ставят камеру и имеют силы сказать: МОТОР! НАЧАЛИ!

Подготовила Лолисанам Улугова


[1] https://www.youtube.com/channel/UCj8jOeMc2MxS0LXK6mYtU_w

[2] автор статьи, Лолисанам Улугова, получила грант в размере 2000 дол. на производство анимационного фильма «Хувайдо»

[3] МКФ «Дидор» функционирует в РТ с 2006 года

[4] https://brod.kz/blogs/partizanskoe-kino-jdat-terpet-borotsya/?fbclid=IwAR3wY4UPl3npohk-CaWeMvawQg0gOcCQEmQslR7IKnSehSSGTdlMoD_gWwU

Оцените статью:

Искандар Усманов: «Я ищу настоящий мир за пределами городов» 15 мая 1930 года основана киностудия «Таджикфильм», и она в прошлом году отметила свое 90-летие. Это несомненно веха. За время своего существования она выпустила в свет много кинолент, включая известные картины немого кино, режиссеров Комила Ерматова, Л. Печорина, М. Вернера и Д. Васильева. Но продукты киностудии, отдельная тема для разговора, который требует экскурса в историю […]
4.29 1 5 7
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *