«Детское благополучие» в Таджикистане и ЦУР ООН: реалии и перспективы

Вот и закончилась череда пресс-конференций министерств, ведомств, комитетов и других органов государственной власти, которые дали массу полезной информации и «пищи для размышлений». Одной из приятных новостей стала информации о проведении инспекции (проверки) построенных и действующих школ и детских дошкольных сооружений, оценка их технического состояния и соблюдения установленных стандартов при подключении к энергетическим, водопроводным сетям, системам отопления и канализации.

По информации, предоставленной на сайте «Азия-Плюс», мэр Душанбе Рустам Эмомали в рамках реализации правительственной стратегии развития образования в Таджикистане на 2021-2030 годы поручил соответствующим столичным структурам срочно подготовить «дорожную карту» строительства новых школ и детских садов в городе. При этом основное внимание мэр уделил вопросу развития специализированных дошкольных учреждений для детей с ограниченными физическими возможностями.

Тем не менее, возникают вопросы: достаточное ли внимание уделяется вопросам детского благополучия? Ведь о вопросах обучения, развития и воспитания много говорят, пишут, дискутируют и на устранение недостатков направляют немалые бюджетные средства. А вот о детском благополучии информации практически нет. Причем, ее практически не было и до пандемии, которая «откинула в развитии» какие-то страны – на годы, а какие-то – на десятилетия назад.

Мировые индексы Таджикистана накануне пандемии COVID-19

Приведем несколько данных, иллюстрирующих ситуацию. В индексе благополучия и устойчивого экономического развития, предоставленном международной компанией The Boston Consulting Group за 2018 года (SEDA), Таджикистан занял 101-е место. 106 место в рейтинге с итоговым баллом в 53,09 занимала в 2018 году наша страна согласно Индексу социального прогресса (разработан Social Progress Imperative под руководством профессора Гарвардской школы бизнеса М. Портером и впервые представлен 2013 г. на 6-м форуме министров ООН (Porter, 2015).

Есть оптимистичные: Таджикистан занимает 98 место в глобальном индексе Всемирной организация здравоохранения (ВОЗ) и Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), основанном на докладе A Future for the Worldʼs Children? («Будущее для детей мира?»), посвящённом качеству жизни детей в 180 странах – членах ООН.

«Детское благополучие» в Таджикистане и ЦУР ООН: реалии и перспективы

Есть, увы, и более пессимистичные оценки: в Индексе процветания стран мира (The Legatum Prosperity Index – комбинированный показатель, который измеряет достижения стран мира с точки зрения их благополучия и процветания), разработанного британским аналитическим центром The Legatum Institute (подразделение международной инвестиционной группы Legatum) Таджикистан в 2020 году занял 112 место из 167 стран мира.

Так что же такое «Детское благополучие»?

 «Child well-being» или «Детское благополучие»многомерное понятие, объединяющее в единое целое материальные, физические, психические, психологические и социальные аспекты средовых условий и развития ребёнка в целом, а также политические права и возможности для развития (Comparative Child Well-being across the OECD. Doing Better for Children. Paris: OECD Publishing, 2009).

Определение термина и выбор индикаторов для оценки основаны на Конвенции ООН о правах ребенка. Однако, не смотря на ее универсальность для стран, ратифицировавших Конвенцию, единая и общеобязательная трактовка термина «детское благополучие» на сегодняшний день не существует.

Есть и другая проблема: индикаторы детского благополучия, несмотря на четко закрепленные в Конвенции права ребенка, такие, как, например, право ребенка на «пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения» (Статья 24) или на «необходимый уровень жизни» (Статья 27), весьма вариабельны в зависимости от национальных нормативно-правовых определений и зависят от политической воли, государственной политики, ресурсов страны, в которой живет ребенок, и заинтересованности социума.

Вкупе это негативно влияет на жизнь детей тех стран мира, в которых вопросы детского благополучия не являются первостепеннейшими, актуальнейшими и приоритетными для властей и общества.

К огромному сожалению. Таджикистан также не является исключением. Термин «детское благополучие» на сегодняшний день не введен в законодательное поле страны. Основываясь на анализе нормативно-правовых актов Республики Таджикистан, можно сделать вывод, что основное внимание руководство страны в настоящее время уделяет вопросам охраны материнства и детства, соблюдения прав детей и предотвращения насилия, эксплуатации и всех видов дискриминации.

«Детское благополучие» в Таджикистане и ЦУР ООН: реалии и перспективы

А вот комплекс вопросов и индикаторов «детского благополучия» (безусловно, включающий в себя и вышеуказанные вопросы, но не ограничивающийся только ими) в силу ряда накопившихся проблем и сложного социально-экономического положения Республики Таджикистан, на современном этапе развития не является приоритетным ни для государственных органов, ни для гражданского общества.

Уровень бедности – как аналог индекса «детского благополучия» в Таджикистане

В Республике Таджикистан своеобразной заменой индексу «детского благополучия» является уровень бедности, который и свидетельствует о состоянии дел в вопросе детского благополучия в стране.

Официальный метод оценки бедности в Таджикистане был одобрен в апреле 2015 года Советом Таджикистана по вопросам оценки уровня бедности и среднего класса (Совет по вопросам бедности, созданный в мае 2014 г. при Министерстве экономического развития и торговли РТ). Для каждого отдельного лица показатель благосостояния рассчитывается как соотношение между номинальным объемом потребления домохозяйств и произведением трех факторов, необходимых для корректировки с учетом: различий в потребностях, обусловленных разными размерами домохозяйств; инфляции; различий в стоимости жизни в разных географических регионах.При этом для расчета черты продовольственной бедности, средняя потребность в килокалориях (СПК) была установлена на уровне 2,250 килокалорий на человека в день.

У читателей может возникнуть вопрос: 2250 килокалорий – это много или мало?

В принципе, с натяжкой, можно утверждать, что это нижний показатель нормы. В мире существуют разные взгляды на суточный минимум и в разных странах показатели различаются, хотя примерный порядок цифр в целом одинаков.

Так, например, согласно «Норм физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для детей и подростков Российской Федерации» (МР 2.3.1.2432-08) установлены следующие нормы:

Показатели (в сутки)от 7 до 11 летот 11 до 14 лет мальчики девочкиот 14 до 18 лет     юноши    евушки
Энергия, ккал2 1002 500 – 23002 900 – 2500
Белки, гр.6375 – 6987 – 75
Жиры, гр.7083 – 7797 – 83
Углеводы, гр.305363 – 334421 – 363

Однако, для формирования и развития полноценного, здорового подрастающего поколения важно не просто количество получаемых калорий в сутки, а сбалансированное питание, включающее в себя рекомендуемое количество белков, жиров, углеводов, витаминов, микроэлементов. С минимальным количеством трансжиров, легкоусвояемых углеродов и значительным содержанием клетчатки.

Несоблюдение данных норм приводит к так называемому «двойному бременю нарушения питания»: недоеданию и ожирению. В странах, испытывающих экономические проблемы, часть детей и подростков недоедает, вследствие чего имеет задержку в росте и развитии, а часть из-за дисбаланса питательных веществ хоть и имеет избыточный вес, тем не менее, вследствие нехватки белков, микроэлементов, витаминов, клетчатки в рационе – также отстает в росте и развитии.

«Детское благополучие» в Таджикистане и ЦУР ООН: реалии и перспективы

Эксперты по питанию Гарвардской школы общественного здравоохранения для наглядности создали руководство для здорового, сбалансированного питания, которое позволяет, конечно же, при наличии соответствующих финансовых возможностей, самостоятельно сбалансировать питание взрослых, детей и подростков.

(https://www.hsph.harvard.edu/nutritionsource/healthy-eating-plate/translations/russian/)

Однако, вернемся к проблеме бедности в Таджикистане. Согласно оценкам Всемирного банка, уровень бедности в Таджикистане (определяемый как доля населения с потреблением на душу за чертой бедности), снизился с 34,1% населения в 2013 году до 26,3% в 2019 году.

Непонятен важный момент: согласно документу «Оценка бедности в Таджикистане: методологическая записка», подготовленному Агентством по статистике при Президенте Республики Таджикистан, при технической поддержке Министерства экономического развития и торговли Республики Таджикистан и Всемирного банка в 2015 году, общая черта бедности (продовольственной+непродовольственной) установлена на уровне 158.71 сомони/месяц на 1 человека. Что приблизительно составляет 14-15 долларов США в месяц или примерно 0,5 доллара/день.

При этом черта бедности, часто описываемая как «1 доллар в день», стала давным-давно широко распространенным международным критерием крайней нищеты. Более того, этот показатель постоянно пересматривается и увеличивается.

Есть еще несколько особенностей, присущих бедности в Республике Таджикистан: сохраняется высокая дифференциация уровня бедности по регионам Таджикистана: в Согдийской области уровень бедности минимальный – 17,5%; в Душанбе – 23,5%; в ГБАО – 27,7%; в Хатлонской области – 32,7% и самый высокий в РРП – 33,2%.

При этом наблюдается ярко выраженное различие: уровень бедности в сельской местности (30,2%) почти в 1,5 раза превышает аналогичный показатель в городской (21,5%). 

Есть более тревожный факт: несмотря на устойчивое снижение уровня бедности в последние годы, детская бедность в Таджикистане по-прежнему широко распространена.

«Детское благополучие» в Таджикистане и ЦУР ООН: реалии и перспективы

Согласно документу «Детская бедность в Таджикистане», подготовленному экспертами ВБ, ЮНИСЕФ и ТаджСтата, официальные уровни бедности перманентно увеличиваются в зависимости от размера домохозяйств: от 16 процентов среди домохозяйств, не имеющих детей, до более половины домохозяйств с шестью или более детьми, живущими в нищете. Эта связь носит более выраженный характер в сельских районах, где уровень бедности выше, а домохозяйства в среднем намного больше по своему размеру.

Кроме того, детская бедность в Таджикистане носит и сезонный характер: число бедных детей колеблется от 0.6 млн. детей в III квартале до 1.1 млн. детей – в I квартале. Сезонный характер бедности свидетельствует о высокой уязвимости домохозяйств, и особенно с большим количеством детей, и указывает на неспособность домохозяйств противостоять сезонным потрясениям.

Около 58% детей живут в домохозяйствах, которые оказываются в бедности в течение, по крайней мере, одного квартала года. В то время как 46% детей периодически впадают и выходят из бедности, около 13% остаются бедными на протяжении всего года, что составляет более 335 тысяч детей, живущих в хронически бедных домохозяйствах.

Сезонность бедности указывает на важное значение сельскохозяйственных средств к существованию и доходов от денежных переводов. Разрыв между показателями городской и сельской детской бедности составляет почти 10%, но поскольку сельское население Таджикистана составляет около 72%, разница в общем количестве бедных детей является даже более существенной: в городских районах, число бедных детей колеблется от 135 до 177 тысяч, в то время как в сельских районах число колеблется от 514 до 949 тысяч детей (совместный документ «Детская бедность в Таджикистане», подготовленный Всемирным банком, ЮНИСЕФ и ТаджСтатом).

Недостатки при расчете показателей детской бедности в Таджикистане

Методология оценки бюджетов домохозяйств (ОБДХ), используемая в Таджикистане для расчета показателей детской бедности, имеет ряд существенных недостатков:

1. Домохозяйство в целом, а не его отдельные члены, рассматривается как единица для анализа, в отличие от других методик оценки уровня жизни и детских лишений. Это, в свою очередь, не позволяет оценить неравенство в потреблении членов домохозяйства, так как: 

  • дети потребляют меньше, чем средний член домохозяйства. В связи с этим, дети могут с легкостью оказаться за чертой бедности на индивидуальном уровне, даже если они живут в семье, которая не считается бедной;
  • взрослые могут получить большую долю общих расходов в сравнении с детьми;
  • может иметь место дискриминация, что приводит к непропорциональному распределению доходов между взрослыми и детьми или девочками и мальчиками. То же самое может касаться небедных домохозяйств, где дети могут испытывать лишения, если решения взрослых принимаются не в интересах ребенка.

2. Оценка положения детей преимущественно производится на основании измерения денежной составляющей бедности. Однако, дети могут испытывать множественные и перекрывающие друг друга лишения с точки зрения различных составляющих бедности, помимо денежной. Например, их благополучие может страдать в результате трудностей, связанных с получением доступа к надлежащим услугам в области образования, здравоохранения, водоснабжения и санитарии и т.п.

Согласно большинству официальных оценок в Таджикистане, количество детей, затрагиваемых несколькими составляющими бедности, на порядок выше, нежели число детей, считающихся бедными, опираясь лишь на денежную составляющую.

Альтернативные методы оценки «детского благополучия» для Республики Таджикистан

В пилотных разработках, которые ведут при поддержке международных организаций активисты гражданского общества, используются несколько подходов.

Один из них предусматривает оценку детского благополучия на основе методологии Международного общества индикаторов детского благополучия (International Society for Child Indicators – ISCI). Отличительными чертами данной организации является улучшение системы измерения, сбора данных, анализа и распространения информации о статусе детей, причем, именно на начальных стадиях разработки индикаторов детского благополучия; и укрепление связей между измерением, анализом и политикой. Оценка детского благополучия производится на основе 50 индикаторов, сгруппированных по пяти направлениям: «Безопасность и физический статус», «Личная жизнь», «Социально-общественная жизнь», «Экономические ресурсы детей» и «Активность детей».

Другой подход, наряду с оценкой реализации прав ребенка на соответствующий уровень жизни, на социальную безопасность и защиту от насилия и эксплуатации, на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и социальными услугами, на справедливый доступ к образовательным возможностям, особое внимание уделяет важности воспитания в счастливой и любящей семье и субъективном восприятии ребенком уровня своего благополучия. В связи с этим более 60 индикаторов сгруппированы по 6 направлениям: «Материальная депривация»; «Здоровье и безопасность»; «Образование»; «Взаимоотношения среди детей»; «Поведение и образ жизни»; «Субъективное благополучие».

Несомненно, у каждого из подходов кроме имеющихся плюсов, есть и немало минусов, связанных в первую очередь с неготовностью государственных органов страны к мониторингу, сбору и анализу информации, необходимой для оценки ситуации на основе такого количества индикаторов.

Так что же все-таки с «детским благополучием» в стране?

Рост доходов от занятости явился наиболее важной движущей силой сокращения масштабов нищеты в последние годы. Денежные переводы также играют ведущую роль, однако совокупный доход из-за рубежа в связи с пандемией, закрытием границ и введенными режимами самоизоляции в государствах – реципиентах рабочей силы из Таджикистана снизился до критических отметок и неизвестно, когда «допандемические» показатели восстановятся. Социальные программы и особенно адресная социальная помощь играют незначительную роль в сокращении бедности, так как стоимость жизни увеличивается быстрее, чем суммы пособий.

Несмотря на все позитивные изменения и подвижки, необходимо отметить, что ситуация в Таджикистане с детским благополучием оставляет желать лучшего. И до тех пор, пока термин «детское благополучие» не будет введен в юридическое поле страны, пока не будет разработана и принята система индикаторов, на основании которых будет определяться индекс «детского благополучия» в Таджикистане и в соответствии с ним приниматься тактические и стратегические шаги, наша страна так будет довольствоваться ролью аутсайдера в вопросах детского благополучия на постсоветском пространстве. При этом, рискуя скатиться в разряд стран с плохими условиями для жизни и развития подрастающего поколения вместо того, чтобы двигаться, как и намечено руководством Республики Таджикистан, к достижению Целей устойчивого развития ООН. 

Михаил Петрушков

Оцените статью:

«Детское благополучие» в Таджикистане и ЦУР ООН: реалии и перспективы Вот и закончилась череда пресс-конференций министерств, ведомств, комитетов и других органов государственной власти, которые дали массу полезной информации и «пищи для размышлений». Одной из приятных новостей стала информации о проведении инспекции (проверки) построенных и действующих школ и детских дошкольных сооружений, оценка их технического состояния и соблюдения установленных стандартов при подключении к энергетическим, водопроводным сетям, системам […]
2 1 5 5
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *