Чиновник должен быть с народом

В таджикском сегменте Facebook, других социальных сетях и средствах массовой информации широкое одобрение получают поведения чиновников, которые «идут в народ» либо ведут себя как рядовые граждане. Возможно ли, что бы подобное согло стать обычным явлением?

Некоторое время назад ваш покорный слуга решил выразить благодарность действующему главе города Куляба Абдукодиру Вализода, которого увидел на похоронах главы Куляба советского периода Мирзо Бекматова. При этом мэр не позволял себе каких-либо нескромных проявлений. Даже приехавшим со мной гости не могли поверить тому, что человек, который ничем не выделяясь стоит в одном ряду с другими, является руководителем третьего по величине города Таджикистана.

Чиновник должен быть с народом
Нурмухаммад Саидзода

А благодарность я ему направил, чтобы заострить внимание на положительном примере, которому можно было бы следовать. К месту будет сказано, что этого чиновника поминают добрым словом и жители района Хамадони и города Турсунзаде, которыми он также прежде руководил.

Отличился в этом плане и руководитель района Дусти Нурмухаммад Саидзода: на своей последней пресс-конференции он рассказал, что дважды в неделю приезжает на работу на велосипеде, чем вызвал одобрение присутствующих. Хотя при этом и отметил, что придерживается такой практики на протяжении уже двадцати лет исключительно ради здоровья.

Чиновник должен быть с народом
Председатель ГБАО Ёдгор Файзов чистит лотки

Председатель ГБАО Ёдгор Файзов же, если отталкиваться от господствующих в нашем обществе стандартов, и вовсе “перегнул палку”: в ходе телевизионного репортажа одного из собраний он попросил у народа прощения за то, что в холодные дни прошедшей зимы оставил их без электричества.

Ранее он, благодаря своему отличному от других поведению, предстал в исключительном для руководителя в нашем общества образе: в области, где относительно часто возникают довольно острые ситуации, он выходил к собравшимся массам для непосредственного общения, лично участвовал в субботниках и с лопатой в руках чистил арыки…

Когда мышление было “колхозным”…

Что мы имеем в виду, когда говорим о господствующих в нашем обществе стандартах? Не знаю, с каких пор при упоминании слов “председатель” или “чиновник” нам представляется строгий, хмурый человек, не похожий на других. Может, с советских?

Кстати, да: те, кто помнят те времена, знают, какие и где были строгие первые секретари райкомов, председатели колхозов, бригадиры.

Чиновник должен быть с народом
Хабибулло Табаров

К примеру, в Восейском районе в середине 80-х годов прошлого века на должности секретаря райкома работал Хабибулло Табаров, который обладал довольно крутым нравом. В частности, в хлопкоуборочную страду он ходил каждое утро по сёлам и ругал слоняющихся без дела людей, даже крыл их матом и гнал на поля собирать хлопок. Говорят, своим методам руководства он не изменял и после переезда в нынешний район Хамадони.

Речь идет о том самом Хабибулло Табарове, который до избрания нового спикера председательствовал на 16-ой сессии Верховного Совета в худжандском Дворце Арбоб, а после был избран министром сельского хозяйства. Несколько лет назад он покинул этот мир, да благославит его Бог…

Однако подобный “колхозный” метод руководства потому так и называли, что его больше можно было наблюдать среди председателей коллективных хозяйств. Секретарей райкомов же больше вспоминают как людей чутких и интеллигентных. Были у нас даже простые и близкие народу, как можно прочитать в различных мемуарах, первые секретари республики. В частности, о Турсуне Улджабаеве и Джабборе Расулове вспоминают, как они неожиданно приезжали в города и районы, как приходили на поля и беседовали с людьми, обедали с ними вместе.

Сейчас и Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев решил действовать подобным образом. С этой целью он заявил, что впредь не будет объявлять заранее, в какой город или район собирается приехать. Будет заезжать неожиданно, чтобы увидеть реальное положение дел.

Времена, когда министр безопасности ходил по улицам без охраны…

По мерками развитого общества, в таком поведении чиновников нет ничего героического. Всем приходилось читать, видеть, слышать, как на Западе даже чиновники высшего звена из числа министров, премьер-министров и даже президентов добираются до места работы безо всякого пафоса, стоят в очередях в магазинах, аптеках и других общественных местах наравне с обычными людьми, всем своим поведением показывая, что ничем не отличаются от других граждан своей страны.

Можно вспомнить нынешнего премьер-министра Армении Пашиняна в качестве ближайшего примера, который хотя и столкнулся сейчас с трудностями, в недалеком прошлом ездил на велосипеде и добирался на работу пешком.

У нас же это считается нонсенсом даже для руководителя районного уровня. Почему?

Чиновник должен быть с народом
Сайдамир Зухуров

Причиной можно назвать то, что зародилось это во времена гражданской войны. Тогда министрам и председателям часто приходилось передвигаться в сопровождении многочисленной охраны. И это были реалии военного времени. Однако и в тот сложный период руководителей важных ведомств, таких как Сайдамир Зухуров – бывший министр безопасности, и Шариф Рахимов – председатель Нацбанка, можно было иногда видеть идущих по улицам пешком.

Сотрудники ведомства безопасности позже писали в своих воспоминаниях, что, поскольку Зухуров передвигался пешком, издали, тайком за ним вели наблюдение. Позже, прознав об этом, генерал Зухуров строго их отчитал и сказал:

– Занимайтесь своими делами! Почему я должен бояться своего народа, если не сделал ему ничего плохого?! Я никому не должен и ни перед кем не провинился, чтобы мне мстили и вредили!

Когда чиновник уверен в источниках своих доходов

Думается, главную причину, почему чиновники избегают появляться среди народа, нужно искать именно тут:  насколько они уверены, что никому не навредили, ни на чьё имущество не позарились, чтобы не “стесняясь” ходить по улицам.

В противном случае с чего вдруг удивляться идущему по улице на работу пешком, едущему на велосипеде либо в общественном транспорте чиновнику? Ведь живем-то в мирное, стабильное время.

Чиновник должен быть с народом

Но встречали ли вы после Шамсиддина Орумбекзода, бывшего министра культуры, который иногда добирался на работу автобусом, хоть одного министра либо первого-второго зама в общественном транспорте? Если и есть такие, не думаю, что их немного. Однако существует много настоящих таджикских академиков и профессоров, которые пользуются общественным транспортом ежедневно и, видит Бог, даже самый бессовестный человек не сможет утверждать, что они сделали для этой земли и этого народа меньше любого из министров.

Хотя, может чиновники несутся на своих дорогих машинах, чтобы скорее добраться до работы и приступить к решению проблем отрасли, которой руководят? Как думаете?

Или же они просто потому держатся подальше от народа, что боятся того, что скажут люди?

Хотя, то, что говорят люди, услышать им было бы небесполезно. Например, что тот или иной дворец, магазин либо ресторан принадлежит какому-то высокому чину. Да, объект может быть оформлен на другого, но кому он принадлежат на самом деле, от народа не скроешь.

Чиновник и капитал

Имущество чиноников – это еще один важный вопрос. Нет, пусть и чиновник будет иметь возможность жить хорошо, радоваться жизни и наслаждаться ею – никто не против. Если, конечно, оплачивается всё честно заработанными деньгами, полученными из прозрачных источников.

Из изначально обладавших капиталом чиновников  мы знаем лишь бывшего министра экономики Зайда Саидова, который, как он сам заявлял, приехал в Таджикистан уже имея миллионы долларов. Небезызвестный Бег Сабур тоже, говорят, в России был довольно успешным бизнесменом, владел несколькими магазинами. Последним примкнувшим к числу госчиновников представителем мира капитала был Шерали Кабир.

И все?

Но встречали ли вы бедного чиновника?

Рассказывают, что когда Хомейни взял в свои руки бразды правления Ираном, ему принесли кондиционер. Хомейни отказался, сказав: принесете этот прибор ко мне домой тогда, когда им будет обладать каждый простой иранец. Не знаю, насколько правдив этот рассказ, но то, что в нем заключен великий смысл, сомнений нет.

Действительно, когда люди ежедневно борются с многочисленными жизненными трудностями, министры с зарплатой в 4-5 тысячи сомони, живущие во дворцах, могут стать причиной социального недовольства.

Весь многовековой опыт человечества доказывает, что бороться с недовольством масс и победить его невозможно – войну надо объявлять причинам этого недовольства! Также как невозможно противостоять коррупции, когда не ставишь знак равенства между своими и чужими. К сожалению, на пути реальной борьбы с этим вредоносным явлением у нас выстроилось стеной множество факторов.

Если не считают для себя руководящие чиновники приемлимым пользоваться общественным транспортом и избегают встреч с народом, так пусть хоть декларацию о своих доходах до 1 апреля не только представят в органы, но и опубликуют в прессе. Чем таджикские чиновники отличаются от чиновников Киргизии или России, которые не скрывают своих доходов? У нас же эти доходы являются гостайной.

Пока же слухи и толки вокруг имущества чиновников остаются  фактором социального недовольства, которое в той или иной форме будет выражаться.

Поэтому воизбежание всего этого, публикация деклараций чиновников является важным.

Поверьте, тогда улицы заполнятся чиновниками разного уровня, ведь почвы для недоверия не останется.

Или останется?

Раҷаб Мирзо

Оцените статью:

Чиновник должен быть с народом В таджикском сегменте Facebook, других социальных сетях и средствах массовой информации широкое одобрение получают поведения чиновников, которые «идут в народ» либо ведут себя как рядовые граждане. Возможно ли, что бы подобное согло стать обычным явлением? Некоторое время назад ваш покорный слуга решил выразить благодарность действующему главе города Куляба Абдукодиру Вализода, которого увидел на похоронах главы […]
3.57 1 5 7
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в print
Точка зрения автора/ов и содержание опубликованных материалов могут не совпадать с точкой зрения или мнением Отделения Международной Организации Института «Открытое Общество» – Фонда Содействия в Таджикистане.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *